Москва
26 сентября ‘20
Суббота

Смертельный номер: театр учится у цирка

Самым успешным театральным проектом минувшего года был цирк. Точнее, цирковая программа Чеховского фестиваля, показанная прошлым летом. А также гастроли цирка «Дю Солей», продлившиеся в Москве два месяца вместо одного по причине зрительского ажиотажа. Возникает вопрос -- сдает ли театр позиции в пользу цирка?

О том, что мировой театр пребывает в кризисе, сегодня знает даже тот, кто, как герой миниатюры Жванецкого, «и последний раз в театре не был никогда». А тут еще финансовый кризис… В общем, год назад директор самого крупного в России международного фестиваля, то есть Чеховского, Валерий Шадрин (это по его инициативе в 2001-м в Москве впервые прошли клоунские парады и карнавалы) рассудил, что самое время дать мировому театру подкопить силенок. А пока пригласить в Россию лучшие цирки мира. Давно проверено: билеты в цирк московская публика раскупает куда быстрей, чем в театр.

«Ваша смерть очень важна для нас»

Лучшие цирки оказались французскими или франкоязычными: «Невидимый цирк» Виктории Чаплин и Жана-Батиста Тьере, шоу их детей, Аурелии Чаплин и Джеймса Тьере; «Цирк Иси» Жоана Ле Гийерма, компания «Руки, ноги и голова тоже», канадский «Цирк Элуаз» и компания «Семь пальцев на руке»... В июне и июле они день за днем разрушали наши представления о том, что цирк – это дрессированные медведи, безвкусно размалеванные гимнастки и бородатые шутки.

Выяснилось, что самое демократичное и массовое из искусств тоже делится на зрелища для всех и для избранных. Например, красивый «Туман», поставленный Даниэле Финци Паска с виртуозными акробатами «Цирка Элуаз», заставляет широкую публику вопить от восторга, а знатоки лишь поводят плечами. А вот «Тангенс» молодого Матюрена Боллза, поставленный в компании «Руки, ноги и голова тоже» не уступает «Туману» по искусности трюков, а по трагическому накалу (дело там происходит в тюрьме) даст фору многим театральным постановкам. Любителям похохотать на «Тангенсе» делать нечего. «Невидимый цирк» классиков жанра, Виктории Чаплин и Жана-Батиста Тьере адресован самой широкой аудитории, но каждый увидит в нем свое.

Шутки лучших современных клоунов теперь размещаются не ниже пояса, а, скажем так, выше головы. Эрос в современном цирке все чаще уступает место Танатосу: смерть таится где-то рядом во время метаморфоз Виктории или Аурелии Чаплин. Представления Джеймса Тьере окутывает густая сюрреалистическая дымка. Место действия шоу под названием «Жизнь» канадской группы «Семь пальцев на руке» -- чистилище. «Ваша смерть очень важна для нас, оставайтесь на линии», -- такой фонограммой начинают они свое шоу. Все, кто видел великое «Снежное шоу» Славы Полунина, помнят, как после шуток Асисяя свет в зале вдруг гаснет, в полной темноте публику окутывают тысячи невидимых нитей. «Как после смерти», -- шепчут друг другу испуганные зрители.

Что же из этого следует? – Следует жить!

Еще в 1971-м Жан-Батист Тьере получил от великого Жана Вилара приглашение выступить на Авиньонском фестивале, самом изысканном среди мировых театральных смотров. Родоначальник «нового цирка» (так именует себя цирк, не желающий оставаться набором бессвязных номеров), Тьере привнес в свои шоу элементы театра, театр же подпитывался открытиями гениального клоуна Тьере.

Нечто похожее происходит и сегодня. Художники ставят спектакли, клоуны играют трагические роли, театральные режиссеры, все как один, используют видео. Знаменитый канадский артист и режиссер Робер Лепаж дебютирует как танцовщик в спектакле «Эоннагата», а великая танцовщица Сильви Гиллем исполняет драматический монолог. Главный провокатор Европы, художник Ян Фабр придумывает живые инсталляции, напоминающие воплощение ночных кошмаров – таковы его «Оргия толерантности» и «Реквием метаморфозе». В «Сказке» корифея русской режиссуры Юрия Любимова герои Диккенса прыгают на батутах и солируют на скрипках, повиснув вниз головой на цирковой лонже. А 25-летний оперный экспериментатор Василий Бархатов ставит «Разбойников» Шиллера, заставляя драматических артистов распевать романсы Шуберта…

Всеобщий дилетантизм? Нет. Синтез искусств – термин, появившийся сто лет назад и достигший сегодня неслыханного расцвета. С помощью этого самого синтеза театральные мастера дружно расшатывают рамки привычного театрального зрелища, но не для того, чтобы сломать или убить театр. А для того, чтобы построить новый.

Вы не любите театр? Морщитесь от одного упоминания? Тогда начните с цирка «Дю Солей». С современной оперы или с contemporary dace. Или сходите на биеннале современного искусства. А уж потом смело отправляйтесь в театр. В настоящий современный театр. Вам понравится.

Где и когда

В ближайшем будущем образцы такого театра появятся в Москве во время Дней Чехова – с 26 по 31 января. Покажут: «Тарарабумбию» -- режиссер и художник Дмитрий Крымов устроит грандиозное клоунское шествие всех персонажей Чехова; «Донку» -- швейцарец Даниэле Финци Паска покажет ностальгическую клоунаду на тему таганрогского детства классика; «Сочинение по случаю» -- нечто таинственное, ради чего оперный экспериментатор Дмитрий Черняков снова заинтересовался драмой. И классическую чеховскую «Свадьбу», которую режиссер и музыкант Владимир Панков превратит в саунд-драму. Подробнее об этих спектаклях – см. www.chekhovfest.ru

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия