Москва
28 сентября ‘20
Понедельник

Вавилон возникнет и разрушится на глазах москвичей

Новое творение Бобби Макферрина «Bobble», «спонтанная опера» на библейскую тему, еще только ждет мирового признания. Москвичи будут в числе первых, кто с ней познакомится. Перед ними развернется монументальное полотно, без либретто и музыкальных инструментов, которое рождается прямо на глазах. Работает Макферрин не один, но с помощью вокальных волонтеров различных национальностей.

Голос, и больше ничего

Даже если бы Боб спел одну-единственную песню, и тогда наверняка остался бы в памяти населения Земли. Слова «Don't Worry, Be Happy!» повторяют представители всех социальных слоев планеты, порой даже не зная, кто их автор, но безошибочно напевая мотив. Самому Макферрину песня, записанная в 1988 году, порядком надоела, и он уже много лет отказывается исполнять ее на концертах. Есть вещи и поинтереснее.

Роберт (и в зрелом возрасте он предпочитает уменьшительное Бобби) Макферрин -- самоучка с Манхэттена, не гонится за славой, она сама находит его. Уникальный голос в четыре октавы заменяет все мыслимые, немыслимые и только находящиеся в проекте инструменты. Вот его визитная карточка.

Ситуационный минимализм, чтобы не дай бог не помешать чистоте восприятия сонарных идей, привел его однажды к идее отказа от «механики». Есть пищевод, горло, связки и среднее ухо – зачем использовать что-то еще? Впрочем, сам он еще и отличный пианист. А на концертах инструментальное джазовое сопровождение иногда все же случается.

Столпотворение

Уже поставив на полку достаточное количество разных престижных статуэток, Бобби однажды загрустил. А что дальше – очередная голосовая интерпретация «Турецкого марша» или «Элегии» Массне? И на бис -- «Don't Worry, Be Happy»? Он решил удивить публику оперой.

Вавилон, где происходит действие эпического произведения «Bobble», для чернокожих жителей Нового Света понятие священное. Хоть и не без негативной окраски – это черствый, бездуховный и меркантильный мир белых. Если верить другому Бобу, по фамилии Марли. Тот боролся, и нашему велел.

Опера получилась славной -- легкой, изобретательной, непредсказуемой, но и невозможной без коллаборации тех самых народов, которые возводили башню. И Макферрин принял единственно правильное решение: представляя свое произведение, обходиться на местах силами талантливых аборигенов, не забывая про продвинутых, проверенных временем прорабов.

На Боба надейся, а сам не плошай

«Bobble» -- опера-импровизация, созданная для демонстрации всей бездны возможностей человеческого голоса. В ней неутомимый Макферрин существенно модернизирует библейский сюжет о Вавилонской башне. Как известно, Бог смешал языки строителей этого сооружения, чтобы они не смогли договориться и закончить его. У Макферрина все наоборот. Говорящие на разных музыкальных языках, поющие гастарбайтеры достигают полного взаимопонимания. А также мировой гармонии, счастья и всеобщего рая на Земле.

У этой оперы нет не только либретто, но даже текста как такового. Да и сюжет в первом чтении известен лишь приблизительно. Артистам предоставлена полная свобода самовыражения.

На каждом представлении (Боб в разных странах ставит свою оперу с совершенно разным составом исполнителей) «Вавилон» рождается и рушится заново, прямо на глазах у публики. 17 вокалистов из 15 разных стран демонстрируют публике свой «язык» -- классический оперный вокал, джазовый скэт, тувинское горловое пение, афро-кубинский свинг и пр.

Главный объединяющий персонаж оперы -- сам Бобби. Подчиняясь его голосу и мановению руки, участники представления по ходу действия объединяются в дуэты, трио и более масштабные ансамбли. Но и спорадичность, импровизация и спонтанность ценятся в Вавилоне буквально на вес золота.

Вавилонская бригада

Среди «вавилонян» московской версии «Башни» -- артисты из Америки, Ливана, Турции, Бразилии, Кубы, Германии, Канады и нескольких менее харизматичных стран. Практически про каждого можно поэму писать. С Макферрином приедут: канадский турок Бренна Маккриммон, для которого и пять октав не круг; американец иранского происхождения Адам Мата, тенор и просодия; Эдсон Кордэйро -- бразильский австрияк; наследник идей Клауса Номи тевтон Андрес Шерер; мадьяр Бори Магийяр; стоявшие у истоков «Вавилона» Джоуи Блэйк и Кристиан Карам (Ливан/США).

Не обойдется и без наших: фолк-рок-стар Пелагея, виртуоз горлового пения из Тувы Андрей Монгуш, горец Булат Гафаров, мастер игры на этнических русских инструментах Сергей Старостин, Тина Кузнецова из этно-джазового проекта ZventaSventana и так и не решившая, где ее родина, Россия или Куба, Марта Руиз Вильямиль. А также Нино Катамадзе из Грузии и солистка «Детей Пикассо» Гая Арутюнян, с некоторых пор представляющая, впрочем, Венгрию. Зачисляем их к нам по старой памяти.

Перед тем как выйти на сцену, участники «Bobble» обычно три дня репетируют под личным руководством Макферрина. Но что конкретно будет происходить на сцене в назначенный день, не возьмется предсказать, наверное, и сам маэстро. Ясно одно: на наших глазах родится уникальное, достойное нового тысячелетия действо. В общем, Don't Worry, Be Happy!

25, 26 января, 20.00 Московский международный дом музыки

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия