Москва
9 августа ‘20
Воскресенье

Несколько способов деликатно порвать баян

К началу лета пятерка во главе с Инной Лишенкевич выпустила полновесный альбом «К себе нежно», в котором окончательно ушла от нудного определения «фолк-рок», висевшего над группой «Ива Нова» в течение долгих лет. В записи принимал участие фактически сводный оркестр прогрессивных питерских музыкантов.

Ода «К радости»

Крепки традиции женского рока с берегов Невы. Продолжая генеральную линию «Колибри», «Pep-See» и «Бабслэя» (на его развалинах и объединились наши героини), «Ива Нова» одинаково резво бежит от столичной парфюмерности, уральского надрыва и отечественного femme-панка вне зависимости от места его производства.

Фирменной фишкой квинтета на сцене всегда было сочетание сложности представляемого материала и экстатической жесткости его подачи. За что, собственно, участниц называли этно-экстремалками. В студии от радикально-энергического задора оставалась -- и это четко слышно в лучших работах вроде «Чемодана» и «После зимы» -- лишь интеллигентная женская истерика.

На этот раз девушки пошли иным путем. Они отказались от нервных «народных» упражнений в пользу ретро-арт-рока и особой невской интим-психоделии. Уже начиная с «Интро», раздумчивой шумовой рапсодии, включающей дуновение кондиционера, колокольчики и пение медного таза, понятно, что мы переходим к разгадыванию саунд-шарад. Следом идет «Crazy Conductor» -- хиппи-откровение с нойзовой гитарой, басовой партией аккордеона, рваным ритмом и, как ни странно, позитивным настроем. Дальше следует шаманский ориентальный Бетховен – композиция «Море». Дуй, дуй с моря мне ветер…

Кавказское танго и роковые мужчины

Основную игру, в которой слушателям придется участвовать, группа затеяла с географическими и жанровыми определениями. Так, «Финское танго» на деле оборачивается настоящей питерской румбой в духе ранних «маркшейдеров», но с чисто дамскими интонациями. «Полька-сердце» -- жесткий синкопированный прото-гранж в духе заматеревших «цеппелинов». И совсем уже странно выглядит название одной из лучших вещей в альбоме – «Кавказское танго».

Красивое, с эротическими обертонами многоголосье вызывает образы скорее Андалусии, в крайнем случае Тосканы, но никак не беспокойного кавказского региона. Да и ритмически это, скорее, фламенко, гальярда, сарабанда, но никак не танго. В памяти возникают даже сестры Берри. Особое спасибо за перкуссию Алексею Иванову из группы «Союз Коммерческого Авангарда». К месту оказался и характерный вокал Васи Телегина из «Ля Минора».

Мужчины среднего возраста вообще внесли значительный вклад в создание пластинки. Достаточно назвать Николая Рубанова (бас-кларнет, баритон-саксофон) из «Аукцыона» и Дмитрия Белоусова (виолончель), участника симфонического оркестра Капеллы Санкт-Петербурга.

Впрочем, когда уровень эмоций зашкаливает, нужна тяжелая артиллерия. Знакомый всем поклонникам группы старинный шлягер «Самокрутка» обрел второе рождение благодаря дуэту с Билли Новиком с его особым тембром. А хрипловатая труба от Вячеслава Гайворонского переносит слушателя в окрестности мексиканской заправки под Сакраменто, где легче получить свинцовую пилюлю, чем порцию газолина.

Пивная международная

Второе после жанровых игр свойство музыки «Ива Новы» -- нежность. Недаром оно даже вынесено в название диска. Нежно рвется аккордеон в потусторонних «Приходи» и «Яга», без брутальности и малейшего намека на жесткость обходится синкопированная самба «Zana». И даже у невнятной инструментальной «Холиогоры», в которой генеральная линия медного таза сотней способов доводит неподготовленного слушателя до экстаза, деликатность побеждает желание немедленно выключить пластинку.

Лучший на сегодня опус «Ива Новы» финиширует отменным «Вальсом» (другое название -- «Пивная международная») с затейливым и неоднозначным текстом («Пусть испанятся гитары и гитарятся испанцы / пусть скитаются китайцы и надеются индейцы!») и цепкой мелодикой.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия