Москва
23 апреля ‘19
Вторник

Реабилитированная Маша и иностранная живность

Среди новых детских книг – кумир бабушек и дедушек «Умная Маша», шведский пес с греческим именем и не спящий в Ратленде барашек.

«Умная Маша»

Состав, подготовка текста, сопроводительные статьи Д. Б. Колпакова. Руководитель проекта А. Ю. Насонова, 2009.

Наверняка, все родители, что стараются не идти на поводу у глянцево-диснеевского формата и ищут хорошие отечественные издания, знают книги «Детгиза». Это ленинградское издательство постоянно возвращается к своей богатой громкими именами истории, но в то же время делает ставку на новых авторов. «Умная Маша» как раз из первой категории, она долгое время пряталась в архивах издававшегося в «Детгизе» журнала «Чиж». Симпатичную, рассудительную и не очень улыбчивую девочку Машу придумывали в 30-е всем коллективом: у братского журнала «Еж» уже был «Макар Свирепый», детище Николая Олейникова. Для «Чижа» придумали маленькую выдумщицу. Идею подал Даниил Хармс, а прототипом стала дочка художника Бронислава Малаховского. Потом уже каждый вносил посильный вклад в этот парад комиксов.

Сразу ставшая популярной героиня демонстрировала чудеса выдержки: она всегда умела выходить из трудных ситуаций, не боялась ни потопа, ни медведя. А особенно любила использовать кого-нибудь из ближних в утилитарных целях: ее не смели ослушаться ни Витя, ни Ваня, ни козлик, ни ослик. С легкостью переделав все дела, юная рационализаторша с невозмутимым видом листала на скамейке журнальчик. Восхищенные читатели стали писать и названивать Маше -- примеры получавшихся диалогов тоже воспроизведены в новом издании. А потом был 1937 год, и Маша осиротела: сначала из-за стихотворения «Из дома вышел человек» перестали публиковать Хармса, затем расформировали всю редакцию «Чижа». Один за другим погибли Олейников, Малаховский, Хармс, Введенский. И даже «умная Маша» не могла их спасти.

«Звезда по имени Аякс», Ульф Старк, Стина Вирсен

Перевод со шведского Марии Людковской. М.: Открытый мир, 2009.

В начале 30-х советским детским авторам возбранялось придумывать говорящих зверушек. Зато теперь всевозможные собачки и кошечки трещат без умолку. Поэтому особенно ценны те редкие книги, в которых пес, как ему и положено, гавкает, лошадь молчит, и при всем при этом атмосфера сказочности никуда не исчезает. Такова история известного шведского писателя Ульфа Старка «Звезда по имени Аякс».

Это как раз одна из тех книг, которые дети сразу просят прочитать еще раз. Видимо, потому, что действие тут развивается стремительно, и главный герой, мальчик Юхан, вырастает буквально за несколько страниц. Когда он только родился, псу Аяксу было 7 лет. Юхан первым делом сказал «не «лампа» и не «мама». Не «булка» и не «папа», а «ГАВ!» Друзья прекрасно проводили время. Но когда мальчику исполнилось 7 лет, «Аякс уснул и больше не проснулся». На трогательных иллюстрациях Стины Вирсен собачий нос из розового сделался синеватым: наверное, это не так просто -- нарисовать мертвого пса в книжке для малышей. Надо сказать, что последнее время именно шведские книги подсказывают нашим детям, как соотносить понятия «жизни и смерти». Пару лет назад Ульф Нильсон, лауреат премии Астрид Линдгрен, рассказал о трех ребятах, что придумали похоронную контору для маленьких зверушек и насекомых. Необычная книга понравилась детям и шокировала чрезмерно озабоченных взрослых. «Звезда по имени Аякс» не заканчивается утешительными словами о том, что любимый друг теперь «ест небесные лакомства». Мальчик самолично отправляется проверить, нельзя ли вернуть на землю хотя бы тень от заветной звезды. Оказывается, что если по-настоящему хранить память, то чудо действительно может случиться.

«Рассел не спит», «Рассел и сокровища Лягушачьего болота», Роб Скоттон

Перевод с английского Алисы Вест. М.: Розовый жираф, 2009.

Казалось, мы уже знакомы с самым известным английским барашком: его зовут Шон, он герой мультфильмов Ника Парка. Но теперь к нам завезли еще одну баранью знаменитость. Серию книг о Расселе написал и проиллюстрировал известный английский художник и дизайнер Роб Скоттон: судя по первым двум изданиям, тексты у него все же остаются в тени рисунков. А вдохновлялся создатель Рассела видами графства Ратленд, где он сейчас проживает с супругой, тоже художницей.

По сравнению с тем же Шоном (по мотивам мультфильмов о котором, кстати, в Англии и книги выпускают) Рассел кажется не столь интеллектуальным и гораздо менее изобретательным. Взрослым барашек может показаться подозрительно знакомым: похожих странных, но милых зверушек то и дело видишь растиражированными на всевозможных кружках и открытках. У таких зверят обязательно должна быть какая-то привлекающая внимание одних и неизбежно раздражающая других «изюминка»: у Рассела, например, длиннющий полосатый колпак на голове, а у еще одного создания Роба Скоттона, черного котика, -- такой же длиннющий хвост. Но дети до 4 лет, на которых серия и рассчитана, наверняка оценят обаяние этого забавного комка шерсти.

 

Мы рекомендуем

Полная версия