Москва
29 мая ‘20
Пятница

МНЕНИЯ INFOX.RU

Виктор Яковлевич Деренковский

Почему провалились реформы «Гайдара»

В этой статье Вы, скорее всего, не увидите ответа на вопрос, сформулированный в название статьи. Но ответ в статье есть, правда, недостаточно прямой. Ответ будет в следующем материале. Я постараюсь.

Хотя прямого ответа нет даже на простейшей вопрос: «как пройти от подъезда дома до ближайшей трамвайной остановки», если в вашем городе трамваев нет. Тогда вы скорее доберетесь до «кладбища», чем до трамвая, находясь в своём возрасте. Таковы человеческие способности объяснять или понимать реальность! Гайдар и Ельцин заговорили о Российском процветающем капитализме, в стране в которой построить капитализм невозможно. Не та страна! По существу, капитализма в России и не было, и не будет. Разграбить, как это делается сейчас, Россию можно, но это не имеет никакого отношения к государственной характеристики капитализма.

Человечество прошло несколько стадий интеллектуального роста в восприятии и отображении форм жизни — миф, религию и незаконченную ещё стадию, называемую социальной философией. Но ничто из всех названных состояний не исчезло бесследно. Все эти этапы развития, не только сами по себе, но и в сопутствии «научных» и «практических» знаний, открывались человечеству или человек открывал их для себя, улучшая свою жизнь.

Стадия, на которой мы находимся сейчас, не с точки зрения самой физиологической жизни, а с точки зрения познания жизни методами научного мышления — предпоследняя. Последняя — переселение душ в естественных «саркофагах» — телах или без них на другие планеты. Первым будет перемещаться только дух. Тело у духа появится по причине приспособления духа к условиям жизни на дальних «околоземных» планетах. Это и станет развитием нового человека и нового общества. Жить на чужой планете с нашим телом и его внутренними органами, дарованным нам для жизни на земле, нельзя.

Исследование форм человеческого общения можно начинать с понятий «стада» и «популяции», с природных законов, как основы всего живого, если бы их знать. Народ, фактически, никогда не знает в чьих руках находится власть и как распределены её полномочия, и кто в ней за что отвечает. Чтобы сделать человека счастливым, о чём человек мечтал всегда, нужно изменить условия жизни человека, приблизив их к мечте или изменить самого человека, чтобы он не имел даже понятий о счастье и благополучии и не мог отличить «Добра» от «Зла», к чему стремился Всевышний. Он не хотел, чтобы человек знал, что такое зло. И сорвавшись в гневе, проклял Змея, сделав его пресмыкающимся. Наверно, ни пчела, ни муравей, ни домашняя моль не имеют о счастье никакого представления, но живут своим делом — насекомых, и в никаких научных определениях «счастья» не нуждаются. Счастье хорошо только для индивидуального человека, и оно не достижимо для человеческого общества в целом. Как говорят философы: — «человек обречен», но подозревают под этим не отдельную индивидуальность, а человека в обществе — общественного человека. Изменение условий жизни общества совершалось во все века и чем больше было изменений, тем человек становился менее счастливым и ему более ненавистными становились организации, которые присваивали себе право заботиться о всеобщем счастье.

Художественная культура человека, включая все виды художественного творчества — это линия мифологии, способ разложения и совершенствования примитива. Религия тоже никуда не уйдёт из жизни человека. Только плохо, что она во многих выражениях своей сущности становится агрессивной в доказательствах реальности и истинности «субъекта» своего почитания и поклонения.

Прежде всего нужно определить место человека в космосе, на земле и в обществе. Космос и земля должны были бы стать координатами для изучения человека. А изучения человека в социальной среде, которую он сам создал своим «немощным» умом, ни к чему не приводит. Человек со всеми его стремлениями и возможностями преобразовать внешний, окружающий его мир — лишь подсистема. И то, что этой подсистеме удалось выжить и иметь средства для настоящего существования, это безусловно заслуга человека, но это может быть и его ошибочный путь. Мы не знаем, что предписал нам Господь. Мы его ощущаем, но не знаем столь близко, чтобы слепо надеяться на него во всем.

История партийного человека скоро закончится. Следующий этап развития — человек беспартийный. Аристотель считал, что если общество пришло в расстройство, то власть имеет право на применение учрежденной в ней силы. Но вопрос в другом, как определить против кого в государстве применить силу. Ведь чиновники, своими действиями разрушая государство, говорят, что они всё делают ради благополучия государства. Политическое строение общества, в котором организация политической власти и организация управления страной вовсе не одно и тоже, как это было при коммунистических Советах. Моменты установления единичной власти императора в Риме были названы «концом истории» и «вторым полюсом бесправия», но в тоже время и «золотым веком».

Монархия или её восстановление для спасения России — это не административная проблема. Это историческая необходимость, а у истории нет проблем, ей всё по силам. Проблемы у людей и людям их решать! Такова природа человека. Личный жизненный опыт, если он становится историей, занимает в ней подобающее место, то он всё равно ни к чему не пригоден, как только для места в истории. И Империя — это не империализм! Империя это прежде всего всеохватывающий порядок, выраженный правовой структурой. Законы есть и будут, а вот правовой структуры может не быть или её, как правило, всегда недостаточно, особенно в современной России — среди цивилизованной олигархии. О людях и странах, ещё не вставших на путь цивилизованного развития, речи нет.

«Если нам суждено жить, мы должны искать иных путей» Оценка политических конструкций устройства государств дело во всех отношениях трудное, духовное и может быть, и опасное. Лозунг — «живи и терпи» или несколько перефразированный — «терпи, но живи» не современен. В переломные годы, а для распущенной власти все века — от седой древности до современности — переломные — лозунг «терпеть», прост и порочен. «Терпение» — это паралич, деградация правящего класса, его основной порок. Нарастающее народное недовольство — самый верный социальный признак деградации правящей элиты.

Человек всегда хотел увидеть и понять своё место в природе, в «стаде», в общине, в государстве, во всех формах своего социального окружения. Учения о «благой жизни» возникли ни в религии, а в философии, поэтому никогда религию не следует рассматривать, как философию и, наоборот, — философию, как религию, несмотря на то, что у них встречаются общие темы. Вольная форма жизни противоречит самой сущности человека. Природой установлен строгий порядок существования всего живого и взаимодействия всех видов живых существ на земле. И если мы не знаем этих правил и условий в полном объёме или не понимаем их умом и рассудком, то это не значит, что правил нет и, что природа им не подчинена.

Александр Македонский из географии знал только направление движения солнца, куда река текла, туда он и плыл по течению, даже не зная того, почему все реки текут к морю. Он слыл «завоевателем» и мир воспринимал, как сплошную войну. И его гордость за достигнутые победы должны быть отвергнута завоёванными народами и остаться в истории, как поучение. Это отрицательный пример для человечества. Кто не хочет жить, у того есть право — не жить! Но ни у кого нет права ни обрекать, ни посылать людей на смерть, даже ради всеобщего счастья. Уж, поверьте — счастье не на войне! Мне 80 лет, но я не был счастлив, прожив столько лет потому, что мой отец погиб на Второй Мировой войне. Я прожил будто чужую жизнь. Моя жизнь, которую я должен был прожить вместе с ним, умерла в день его смерти. Мы умерли с ним в один день.

Иудеи до настоящего времени отождествляют себя с поколением Исхода, может в этом в какой-то степени и кроется их успех. Мир, космос развивается хаотично, даже, если он развивается по планам, которых мы не знаем, по чьей-либо «задумке» и воле, и по этой причине мы не вписываемся в общий план Вселенной, оставаясь наедине со своим человеческим недугом. Общечеловеческого плана нет, и мы его не можем составить, исходя из нашей ущербности. Мы даже не можем объединиться в освоении космических исследований, не понимая того, что если мы не освоим космос человечеству жить будет негде. Земля погибнет внезапно. Стихия гибели земли начнется в космосе. И по погодным условиям никто не успеет взлететь, чтобы добраться до спасения на другую планету. Такой возможности не будет. Все пути к спасению будут отрезаны. К переселению нужно готовиться заранее и переселиться нужно до катастрофы.

На вопрос, какой строй является лучшим, из всех известных типов государства даже тщательно сравнивая их между собой, ответить нельзя. Параметры для сравнения подобрать можно, но сравнение параметров без сравнения всей совокупности сопутствующих им явлений, а главное последствий — сравнению не подлежит. Корректных сравнений мы не найдём. Все страны Европы, без исключения, начиная с 14 века пережили свои революции, в некотором роде похожие, но всё равно разные. Революции не сделали людей «однополыми», не избавили их от физиологической сущности и всего человеческого прочего.

Человечество в целом не выработало для оценки своих общественных движений никаких полезных и руководящих оценок. Человек существо биологически индивидуальное. «Стадность» для человека — ярмо. Оно лишает его индивидуального развития, а это противоречит природе человека. Человек может подчиниться только насилию — все остальные приёмы для него не авторитетны. Читайте и смотрите историю человечества, начиная не с рекомендуемых книг, а со своей души. В ней есть всё о Вас, чтобы вы хотели знать о себе, и обо всём человечестве.

Не установив исходных биосоциальных параметров для исследования человека, не следует приступать к его изучения, а тем более учреждать рекомендации, как ему следует жить. Все эти выведенные и установленные правила — будут по сути своей — «религиозными». Надежда, что человек станет «лучше» освоив их оправдается — со временем и не в полной мере. Правила должны соответствовать историческому времени, а мы их меняем каждый день, как творцы своей истории.

Каждые 24 часа, каждые 30 дней — мы уже другие люди и нам нужны другие правила, зависящие от того, какими средствами мы располагаем, чтобы жить в следующие доступные для нас дни. Человек — правильное существо. Неверны его воспитание или условия его воспитания. Мозг человека не общественный «туалет», в него не надо сваливать всё дерьмо. Понятие «Свобода», используемое в современном языке философии и политологии, как научный термин пустой — «выражение» и не больше. Его невозможно определить в каком-либо значении — чистая абстракция. Абсолютная «индивидуальность» и его зря, по недоумению, внесли в научную терминологию. Если вы желаете выразить неопределенность множества, то используйте слово «Свобода», оно себя оправдает. Для науки оно исключительно вредное, особенно для политических наук. Его значение — высшая степень аморфности, слово без этимологии, слово без «корня». Ближайшее к нему смысловое понятие — «демократия». Оно, по крайней мере, имеет право на существование и оценку.

Если, государство соблюдает демократические установки и законы, трактующиеся, как демократические, то нет никаких противоречий, если во главе государства стоит монарх, (царь или король, или секретарь коммунистической или социалистической партии). Если «монарх» в своём правлении опирается на силы общественные. Любое мировоззрение с развитием общества, с ростом его благосостояния и образования сильно меняется, пытаясь установить общественные отношения, доступные и комфортные для большинства. Любой учрежденный в государстве строй, если в нем отсутствует государственное самосознание, которое раньше называли национальным, подвержен глубокому хаосу, т. е. разрушению. Сегодня национальный состав большинства развитых государств размыт и проявляется лишь на региональном, но не на общегосударственном уровне. Значит в основу «скрепа» государства должны быть положены юридические правовые нормы, игнорирующие преимущества национальных меньшинств в сфере государственного управления, как и партийность. Сегодня век знаний, век умственного развития и интеллектуальных способностей. Все остальные заметные признаки для выделения человека в какую-либо «касту», особенно в касту чиновников по принципу родственных связей и финансовых возможностей изжили себя, являются прямыми элементами хаоса и ведут к разрушению любой общественной структуры.

Завоёванные принципы политической свободы и равенства должны соблюдаться, если они установлены законом и для сохранения этих незыблемых условий написаны законы. Произвольного понимания этих законов не должно быть ни у одного гражданина или гражданки, проживающих на территории России. Для всех граждан существуют одни гражданские законы со всеми их добавлениями и исключениями. Никто не имеет перед законом никаких преимуществ, если они не установлены законом. Закон должен иметь прямое действие.

Для образования общества люди добровольно отказались от своего свободного и безмятежного первобытного состояния и, составив «социальный договор», согласились иметь верховную власть над собой. Этой новой, появившейся власти было поручено управлять создавшимся человеческим обществом. Таким образом, получалось, по теории естественного права, что свободные люди по своей воле и совершенно свободно решили подчиниться власти.

Суть императорской власти, которая была сформулирована ещё во времена Александра Македонского Селевком 1 звучало прямо и открыто «То, что поставлено царём, всегда справедливо». Читайте это изречение без иронии и марксистской философии, вдумайтесь в её смысл, если царь наш избранник и своё место получил без обмана и ловкачества. Нас не принуждали голосовать за Президента и можно обойтись без этого и впредь. Это и есть высшая форма справедливости и не надо её трактовать, как высшую форму извращённости. Сформировавшиеся в социалистическом обществе две группы населения — интеллигенция и рабочий класс с крестьянством — являлись, как бы представителями двух социалистических идеологий, руководимых одной партией — коммунистической. Идея коммунизма была принята не на веру, а утверждалась насильно, и сохранялась с помощью безграничной диктатуры и понималась разными людьми по-разному. Никакого народовластия при Советах не было и не могло возникнуть. Правда, не было и олигархов, но имущественные различия существовали и не скрывались.

В отсутствии национального подъёма, вызываемого теми или другими действиями государственных лиц, сохраняющими и поддерживающими патриотизм нации, движения вперед не будет. При социализме такими патриотическими движениями была «романтика» гражданской войны, освоение целины, комсомольские стройки и БАМ, и первый полет человека в космос. Куда это ушло? А развращать государство демагогией — это терпеть поражение, каждый день и ждать разрушительных результатов и разложения. Даже «...великий Рим не смог долго противостоять внутреннему разложению своей республики; демагоги и кровавые междоусобия подвели силы римской нации к грани истощения. Только при Императоре Августе узкая идея римской республики была заменена империей как всемирным римским государством, где внутренние гражданские войны прекратились. Август дал почти на тысячу восемьсот лет возможность государствам развиваться на основе монархического принципа верховной власти, за время господства которого было создано все, чем гордятся эти государства». Примем это за пример и восстановим Россию, приняв этот оправдавший себя путь.

Впрочем, у России иного выхода нет — либо Империя, либо колония. И мы уже давно поделены и разошлись по этим исключительно относительным друг друга направлениям. В возврате к империи звучит не призыв, не символ, а методика возрождения. Россия слишком много потеряла на путях интернационализма, и он оказался не столь солидарен даже в рабочем пролетарском понимании. Солдаты гитлеровской Германии и солдаты союзнических армий — румыны, венгры, итальянцы были рабочими и крестьянами, но на оккупированных российских территориях они вели себя, иногда хуже немецких отборных частей СС. Поведение солдат на оккупированных территориях и сейчас нельзя назвать интернациональным, и никто брататься со своими «врагами» не собирается. У человека исключительная способность наживать себе врагов. Государства для укрепления своего авторитета и внутри страны, и на международной арене, не могут обойтись без мифов.

Если считать, как считали английских философ Джон Локк и не менее известный француз Руссо, что власть делегируется королям и правительствам народом, и народ в своих правах может, когда захочет, отозвать делегированные им права в действительности оказалось, — как писал Николай Черняев, что «его величество большинство голосов, — далеко не непогрешимо, отличается изумительной слепотой и сплошь, и рядом служит послушным орудием людей тупых, злобных и ничтожных». Сегодня смысл общественного возбуждения несет отрицательный заряд, разлагающий коллективную спаянность нации. Это становится недопустимым просчётом в национальной политике. Если страна измучена, то недовольство проявится обязательно вспышкой революционного настроения. Людям даже станет безразлично, какой страна выйдет из гражданского конфликта. Из двух зол, следует выбирать меньшее. А что сегодня в России является меньшим злом? Подумайте, до какого состояния нужно было довести Россию, чтобы прибегнуть не к убийству царя, а к убийству Григория Распутина — приживальщика в царской семье. Ведь он не был советником, ни государственный чиновник, а необразованный сибирский мужик, может быть и с какими-либо таинственны изотерическими способностями. Жизнь сама по себе не предмет философии. Научные области, изучающие человека — биологии, физиологии, медицина. Вопросы философии, которыми мучились Гегель, Кант, Шопенгауэр — это стремление понять место человека, как разумного существа, по их оценке, в стихии мироздания, в условиях двух сред — природной и социальной и даже во второй среде больше, чем в первой, как наиболее чистой для изучения социальных поступков и привычек человека. Не случайно первой попыткой изучения социального человека стал Миф. Затем он перешел к более организованной стадии — религии. Продолжением их развития в современных условиях является социология и политология.

Разве идея коммунистов была построена не на Вере. Есть ли разница в том верим ли мы в Христа или верим в коммунизм, если оба учения построены на Вере. Какая в них разница? Ни в вере в Христа, ни в вере в Коммунизм нет никаких «научных» оснований. Хочешь ходи в церковь, хочешь ходи на партийные собрания. Но оба этих занятия ведут к прогрессу за счёт просвещения, повышения знаний о человеке и общества, даже если и то, и другое знание чистое заблуждение. Те, кто опасается и боится наступления глобализации, те примкнут к сторонникам Империи. Империя не будет торопиться к объединению на почве глобализации, ей это ни к чему. России нужно восстановиться прежде, чем сделать первый шаг навстречу глобализации. Наше место в мировом объединение будет более низкое, чем мы имеем сейчас. Нужно ли заниматься разгадкой того, что разгадать невозможно?

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия