Москва
6 июля ‘20
Понедельник

Увидеть себя в каждом герое: «Последний срок» В. Распутина в постановке МХАТ имени Горького

Именно с “Последнего срока», инсценировку которого написал сам автор в 1977 году, началась театральная слава Распутина — за ним на сцену выпустили «Прощание с Матерой», «Деньги для Марии». Весной 2019 года «Последний срок» вернулся во МХАТ — в той же авторской инсценировке 1977-го. Режиссер-постановщик — заслуженный артист России Сергей Витауто Пускепалис.

Еще до начала спектакля перед закрытым занавесом видны атрибуты мира трогательной «деревенской прозы» Распутина, который знаком еще со школы: в одном углу стоит тачка с сеном, в другом — аккуратно сложенная поленница. За занавесом — идеальная картинка внутреннего убранства деревенской избы: печь, стол со скатертью, комоды и лавки, простыни с кружевами, стены и навесы из ситцевых квадратов. В том, как сделаны и продуманы декорации и вообще весь антураж чувствуется огромная любовь. Этот спектакль — приятный на ощупь, возможно, за счет обилия тканей — полотнища под потолком, платочки, одежда героев, покрывала, домотканые дорожки на полу. Они «заворачивают» зрителя в кокон, в котором тепло и уютно — даже ангелу, который сидит рядом с героями и ласковым голосом озвучивает их мысли или комментирует действие.

Мать

В комнате на кровати лежит 80-летняя Анна (Елена Коробейникова). Она в забытьи, судя по всему уже не первый день. По ходу действия открываются детали ее непростой жизни — коллективизация, голод, война, на которой погибли трое сыновей, а сколько еще умерли во младенчестве! Пятерых только выходила. Ни слова о муже — видимо, не много помощи от него было. Всю себя положила эта маленькая сухонькая старушка на то, чтобы поднять на ноги детей. Они выросли, разъехались, у каждого своя новая жизнь. Кто-то, как старшая дочь Варвара, регулярно навещает Анну (благо, живет в соседней деревне), Люся и Илья — реже, из города сюда тяжко добираться — паром ходит раз в три дня. А младшая Татьяна и вовсе ни разу не показывалась с тех пор, как уехала. Живет Анна вместе с младшим сыном и его хлопотливой и немногословной женой Ниной. Но вот старушка при смерти и получив  срочные телеграммы, дети сразу приезжают — все, кроме младшей Татьяны. Варвара из соседней деревни — по-бабски, с причитаниями и завываниями («Ма-а-атушка, как же так!!!»). Городские Люся и Илья ведут себя по-деловому: нужно дошить  платье для похорон (перед срочным отъездом не успела), купить ящик водки для будущих поминок. Все понимают, что скорее всего видят мать в последний раз, что еще немного и старушка отойдет в мир иной. Но неожиданно Анне становится лучше. Она приходит в сознание, видит детей и радуется, как только может радоваться мать: «Это все вы, из-за вас. Я ить там уж была. Там, там, я знаю. А вы приехали — я назадь. Мертвая, не мертвая, а не утерпела: назадь, сюды, к вам. Воротилась. Бог помог. Он мне и силу дал, чтоб я маненько на человека ишо походила. Чтоб вам не сильно меня пугаться, чтоб рядышком со мной сидеть можно было».

Семья в сборе

Семья в сборе, матери лучше — вот оно счастье, однако за поверхностными эмоциями облегчения обнаруживается истинное лицо каждого. Старший Илья — не дурак выпить, только дайте повод. Люся, пытаясь показать себя заботливой дочерью, предъявляет претензии Михаилу и обвиняет его в ненадлежащем уходе за матерью. Варвара, на первый взгляд самая крепкая физически, оказывается обидчивой и мягкотелой. Наибольшую симпатию вызывает Михаил, который все эти годы ухаживал за матерью, но и он неидеален, особенно когда выпьет, а все хлопоты по уходу за больной старой Анной на самом деле оказываются на хрупких плечах его жены. Братья и сестры в глубине души ощущают вину за то, что все эти годы нечасто вспоминали о матери. И чтобы защититься от этого чувства, обвиняют в черствости друг друга. При этом истеричное предложение Михаила («Ну давайте кто-нибудь из вас, заберите мать к себе!») кажется им почти оскорблением — у кого-то ответственная работа, у кого-то места нет, но на самом деле никому не нужны лишние заботы. В конце концов, успокоив свою совесть тем, что матери стало лучше, и невзирая на ее мольбы остаться, Люся, Илья и Варвара разъезжаются по домам, так и не воспользовавшись последним сроком, а точнее, последним шансом выразить ей свою любовь и уважение.

Тоска, закрытая улыбкой

Казалось бы, это печальная и грустная история о том, что родители уходят, что детям не нужны старики; история безнадежная, для восприятия которой нужна тяжелая душевная работа. Но автор сделал максимум, чтобы этот труд облегчить: щемящая тоска виртуозно прикрыта юмором. За водкой мужики обсуждают женщин, рассказывают смешные случаи из жизни, да так, что зал хохочет и прерывает действие аплодисментами. Не хуже сглаживает острые углы и подруга старушки — Мирониха (ее блестяще играет Надежда Маркина — исполнительница главной роли в фильме А. Звягинцева «Елена»). Ее история в какой-то степени повторяет трагедию соседки: дети выросли и разъехались кто куда, о матери особо и не вспоминают («Как помру — так сразу и приедут!» — отвечает Мирониха на вопрос Анны, когда она ждет в гости детей). Единственная забота у старухи — корова, которая пропала и которую надо непременно найти. Но когда вокруг все так беспросветно, на помощь приходит добрая шутка. И обе старушки активно включаются в эту игру, стараясь перещеголять друг друга в остроумии.

Свое мерило каждому

Искусные переходы от сострадания главной героине до смеха эмоционально раскачивают зрителя, не позволяют погрузиться в безысходную тоску и дают возможность посмотреть на героев беспристрастно. Дети Анны — не бездушные люди, и каждый современный человек, отягощенный заботами и повседневностью в той или иной степени примеряет эти образы на себя. Анну, конечно, же жаль — все свои силы, всю свою жизнь она отдала детям, не требуя благодарности, а что взамен? Но при этом донести до них понимание связей поколений, верности своим корням и семье мать не сумела. Да и не до того ей было: главная проблема того времени — накормить, выходить, чтобы выжили физически, тут не до воспитания. Кто виноват и что делать — каждый решает сам, у каждого своя правда. В этом и ценность спектакля, нет здесь как в советском кино про немцев разделения на плохих и хороших. У каждого героя — свои сильные стороны, свое мерило совести.

Понять важное о себе самом

«Последний срок» — это добротная, крепко сделанная классика. Здесь есть все, что мы любим в традиционном театре: до мельчайших деталей продуманные костюмы и декорации, каждый предмет которых стоит того, чтобы пристально разглядывать в бинокль, понятная сценография, а главное, очень естественная и профессиональная игра актеров, без перегибов, напряжения и излишнего пафоса. Как будто эта история прямо сейчас происходит где-то в далекой глубинке, а зритель следит за ней в камеру наблюдения. На этом спектакле можно и поплакать, и посмеяться, а после выйти с ощущением того, что в тот вечер понял что-то важное о жизни и о себе самом. И в этом главная задача театра, с которой артисты и все авторы постановки справились на отлично.

Посидеть за одним столом с детьми Анны, плакать и смеяться вместе с теми, кто похож на нас и непохож, можно будет еще - 26 февраля и 27 марта.

Полная версия