Москва
2 апреля ‘20
Четверг

Южный поход Павла Первого: Индия должна была стать русской

Впервые информация о готовившемся русско-французском походе в Индию была опубликована в 1840 году и долгое время считалась мистификацией. Но это не так.

В начале февраля 1801 года двадцать тысяч донских казаков покидают родные поля и с песнями да прибаутками начинают движение в сторону Оренбурга – тогдашней столицы русской Средней Азии. Это мероприятие принято связывать с так называемым Индийским проектом императора Павла и первого консула Наполеона Бонапарта. Павла Петровича многие считают безумцем. Но неужели он действительно был так глуп, чтобы собираться загнать свою армию на край света без четких гарантий победы? Как можно из личной прихоти отправлять войска в самоубийственный поход?

На самом деле можно. Вспомним хотя бы альпийский поход Суворова, также инициированный Павлом. Без гения русского полководца армия была практически обречена оставить свои кости на перевале Сен-Готард. Но жаждущий славы императора-рыцаря Павел, не задумываясь, загнал корпус на вершину мира.

Собственно, итальянский поход и послужил толчком для сближения с Наполеоном. Союзники России по второй антифранцузской коалиции, грубо говоря, «кинули» Павла. Австрийские интриги привели к поражению корпуса Римского-Корсакова и сделали бесполезным переход через Альпы. А то время как англичане прочно обосновались на отвоеванной Мальте вместо того, чтобы передать остров Павлу – действующему магистру Мальтийского ордена.

Император был оскорблен и кардинально поменял вектор внешней политики. Согласно опубликованным источникам, Наполеон собирался отправить в Россию через Черное море 35 тысяч солдат во главе с маршалом Андре Массена. Там, соединившись с русским корпусом, они бы переправились через Каспий в Персию, прошли через Афганистан и обрушились бы на англичан в Индии.

Экспедиция донцев в этом сценарии была эдакой разведкой боем и выдвижением авангарда. Но даже такое мероприятие требовало основательной подготовки. Тем более от Павла Первого – самозабвенного поклонника прусской военной школы. Но ситуация показала обратное – двадцать тысяч донских молодцев выехали в Индию словно до соседней лавки за закуской. Еще в европейской части России отряд завяз в распутице и порастерял обозы, начался голод и первые потери. С таким отношением казаков в походе ждала не военная слава покорителей Голконды, а смерть в степи от холеры и киргизских стрел. Павел как знаток военного дела не мог этого не понимать. Скорее всего он и не собирался гнать казаков дальше Оренбурга. Выдвижение отряда просто было демонстрацией намерений – и англичанам, и французам.

Кстати, многие говорят, что демонстрация намерений удалась чересчур. Испугавшись казачьих пик, английские агенты ускорили развитие заговора против императора, завершившегося убийством Павла. Могли ли на Альбионе так бояться казаков в Индии? Вряд ли. Все проекты Павла и Наполеона строились на уверенности, что в борьбе с Британией их поддержат все встреченные на пути народы и племена. А уж англичане не понаслышке знали, как на самом деле тяжело привлечь туземцев и, скорее всего, сам поход не считали реальной угрозой. А вот присоединение России к континентальной блокаде Британии несло серьезные последствия для английской экономики.

Возможно, казаки в Индию не собирались. Но окончательный ответ на этот вопрос Павел Петрович унес с собой в могилу. 24 марта удар табакерки в висок оборвал жизнь императора. А наследник первым делом приказал донцам выбираться из грязи и возвращаться домой. Так и кончился этот то ли индийский, то ли не индийский поход.

Мы рекомендуем

Полная версия