Москва
27 января ‘20
Понедельник

Конфуз у речки Мсты – как начиналось разгильдяйство на русской железной дороге

Строительство Николаевской магистрали стало отправной точкой развития железнодорожной отрасли в России. Но даже этот нацпроект не обошелся без спекуляций и безалаберности.

Николаевская железная дорога между Санкт-Петербургом и Москвой стала третьей железнодорожной магистралью в Российской Империи. Первой пробой пера стал небольшой участок от столицы до Царского Села. А после этого по территории российской Польши пролегла часть дороги Варшава – Вена. Последняя была частным проектом, но, к счастью, император Николай I быстро осознал стратегическую важность отрасли, полностью переведя строительство путей в руки государства.

Дорога между двумя столицами стала первым действительно масштабным проектом. Кроме этого, она была самой длиной в мире двухпутной железной дорогой. Длина ее составила 604 версты, или 645 километров. Постройка трассы, несомненно, была прорывом в российской экономике и промышленности. При этом билет первого класса до Москвы стоил всего 19 рублей, тогда как извозчики брали за такую поездку 90-100 рублей. Стоит упомянуть, что на строительстве дороги впервые были применены экскаваторы: четыре паровых гиганта за день работы перекапывали по 500 кубометров грунта каждый. Хотя, конечно, основная работа легла на плечи крепостных крестьян.

С трудовыми отношениями на строительстве связана довольно печальная практика – внедрение круговой поруки, когда вся бригада рублем отвечает за провинности каждого работника по отдельности. За прогул одного рабочего, всех его собригадников штрафовали на немалые деньги – по 50 копеек с носа.

Не обошлось на проекте и без традиционных махинаций с государственными закупками. Поставщики шпал Громов и Скрябин продавали их государству по полтора рубля за штуку. При этом сами закупали их у другого посредника по 70 копеек, а тот у производителя по 27 копеек.

Но самый вопиющий случай чиновничьей безалаберности произошел уже после открытия дороги – во время следования по нему первого гражданского состава. До этого дорогу испытали лишь по прямому ее назначению – для перевозки войск. В Москву были отправлены два пехотных полка, два эскадрона кавалерии и артиллерийский дивизион. Поездка прошла отлично, и вслед за солдатами из Петербурга выехал царский поезд.

Как водится в нашей стране, близость высокопоставленной особы заставила путейцев суетиться и переживать больше обычного. В рамках поездки решили провести своего рода демонстрацию успехов. Перед подъемом на мост через речушку Мсту Николая должен был сойти с поезда и пронаблюдать переправу со стороны.

И, само собой, кому-то показалось, что рельсы на подъеме выглядят недостаточно блестящими, поэтому перед самым прибытием состава их… покрасили масляной краской. Николай, ожидая увидеть рывок паровоза вверх, вынужден был наблюдать, как буксующая махина отступает перед гравитацией. Прошло несколько часов, прежде чем рельсы догадались посыпать золой из топки.

Кстати, с речкой Мстой связана самая знаменитая легенда Николаевской дороги. Если посмотреть на карту, можно заметить, что повсюду прямые пути образуют возле речушки «загогулину». Многие говорят, что, представляя проект дороги царю, инженер проводил линию по карте карандашом, и как раз в это место упирался палец Николая. Не смея тревожить монарха, инженер просто добавил проекту пару верст, обведя палец по контуру. На самом деле «загогулина» образовалась как раз из-за злополучной переправы – нужно было обойти крутой подъем. Но, как видим, и в относительно пологом месте удалось устроить конфуз из-за чрезмерного лизоблюдства.

Мы рекомендуем

Полная версия