Москва
20 января ‘20
Понедельник

Олимпийская чемпионка Зинаида Воронина: звезда, упавшая на дно стакана

От славы до забвения талантливой гимнастки прошло каких-то 12 лет. За это время она успела совершить крутой взлет и не менее крутое пике на дно жизни.

В 1968-м Воронина на золотом олимпийском пьедестале, а уже в 80-м накануне московской Олимпиады ее, как и тысячи других антисоциальных элементов, выслали за «101 километр».

Москва слезам поверила

Мир большого спорта, яркий и красочный, где-то там, в спортивном «закулисье» знает немало грустных закатов звезд, быстро достигших невиданных высот, и больно с них падавших. В бедах одних виноваты травмы, в горестях других отвернувшиеся от них в трудный час близкие люди и поклонники – но есть и те, кто беду в свой еще недавно счастливый дом привел сам.

Гимнастка Зинаида Воронина стала олимпийской чемпионкой Мехико-68, буквально выстрелив и всех очаровав. Перспективы у молодой спортсменки были сумасшедшие, да и в личной жизни все складывалось удачно – но… каких-то дюжина лет, и она уже… «отброс общества».

Рюмка на банкете, три рюмки в ресторане, фужер дома, граненный стакан в чьей-то грязной «хате», с горла в подворотне… Эта «алкогольная линейка» ясно показывает, под каким углом катилась по наклонной жизнь еще вчера купавшейся в лучах славы «великой» гимнастки.

Поначалу сказки впереди не предвиделось. Обычная школьница из Йошкар-Олы Зиночка Дружинина, которую сагитировала в свою спортивную секцию детский тренер, которой пришлось с маленькой Зиной немало поработать, прежде, чем гибкость и растянутость позволили говорить о каких-то перспективах.

Но прыгучесть и упорство девчонки вкупе с терпеливостью наставницы дали первый результат – на не слишком престижном турнире в Москве талантливую девочку заметили те, кому надо было заметить. И сделали предложение из числа тех, от которых не отказываются: перейти в столичное «Динамо».

Золушка из крохотной Марий-Эл появилась в первопрестольной с прицелом на ПМЖ в стареньком дешевом пальтецо, до неприличия стоптанных мамкиных туфлях в два носка, чтобы не спадали и небольшой холщовой сумкой с самым необходимым. Она была никто в этом огромном городе, редко кому-то утирающем слезы.

Но первые шаги по вокзальному перрону были одновременно и шагами к будущей, уже маячившей впереди славе. Не сразу, не с одного прыжка – но столица начала посматривать на талантливую юниорку уже не свысока, а почти как на свою.

Конечно, серьезный фундамент в ее будущий успех заложил тренер Владимир Шелковников. Но и девчонка тоже старалась. И вот уже приглашение в сборную, а дальше первые международные награды – серебро и бронза на чемпионате мира в Дортмунде. Следом медали на «Европе» - а потом и золотой олимпийский пьедестал.

В общем, пролетела подобно метеору Зина по мировым турнирам, как грибы, собирая в «лукошко» медали разного достоинства – молодая, красивая, перспективная…  Казалось, весь этот блеск – лишь начало славы, которой не померкнуть еще долго…

Жизнь в «шоколаде»

Помимо таланта Зинаида была безумно красивой женщиной, на которую хотелось смотреть и смотреть. И красота эта так гипнотизировала, что, как поговаривали, если бы ее выступления судили мужчины, ей присуждали бы первое место сразу по выходу на площадку.

Естественно, поклонников и кавалеров разных уровней и мастей вилось вокруг красотки плотным роем, что, однако, не вскружило голову спортсменке. Она не погналась не чинами, ни за положением потенциальных женихов, ждала своего принца на белом коне. И дождалась.

Сначала был просто «принц» - Михаил Воронин и ослепляющая взаимная любовь, а позже под «принцем» появился и «белый конь» - шесть медалей из олимпийского Мехико. С учетом зведности и невесты и жениха, пара после свадьбы стала одной из самых ярких в СССР. И даже семья, которая для многих спортсменок была бременем или тяжким выбором между личным и карьерой, Ворониной не стала помехой. Родился сын и после декрета Зинаида не только вернулась в большой спорт, но даже выиграла в 1970 году чемпионат мира.

Понятное дело, возраст в гимнастике играет немаловажную роль, и за вынужденное отсутствие в спорте Ворониной подросло и рвалось к пьедесталам целое поколение молодых и талантливых гимнасток. Но трудолюбие и упорство «золушки» из Йошкар-Олы все равно позволило бы ей еще немало чего выиграть – но…

Если конкурируя с другими гимнастками, у чемпионки были неплохие шансы на успех, то в борьба с… рюмкой давалась тяжело. Выпивка в свободное время, стаканчик с утра, пятьдесят грамм в раздевалке… Все чаще Воронину стали замечать если и не пьяную, то, скажем так, в… подпитии.

Кто-то посмеивался, кто-то возмущался, кто-то отворачивался, делая вид, что не заметил… Все думали – так, баловство, пройдет. Когда пригляделись и хватились вызволять спортсменку из лап «зеленого змия», поезд ушел. Спорт был заброшен и в третий приход в него вчерашней чемпионки никому не верилось. А спасать просто человека, а не великого спортсмена, который должен завоевывать для страны медали, как-то сразу всем расхотелось.

За «шахматной доской» жизни

Воронина осталась один на один с бутылкой – и первая партия была «чемпионкой» проиграна едва ли не на первом ходу… Под откос Именно один на один – потому что и у любящего супруга Михаила вскоре опустились руки. Семья распалась. Сына забрал бывший муж, чему теперь уже вечно пьяная Зинаида особо и не сопротивлялась. Как большинство алкоголиков, ее тоже мало интересовало все, что происходило вокруг – было бы чем опохмелиться с утра.

Поначалу, конечно, было чем - оставались сбережения, поневоле помогали еще оставшиеся друзья, которые после слезных просьб «болеющей» Зины одалживали ей на бутылку. После начали говорить, что «болезнь» Ворониной – это наследство от ее матери, тоже имевшей к «этому» тягу. Мол, яблоко от яблони…

Однако, есть тысячи примеров того, как дети пьющих родителей становились великими и знаменитыми или даже просто хорошими людьми без вредных привычек. И Зинаида тоже стала – жаль, ненадолго.

Постепенно заканчивались средства, исчезали прежние друзья. Исчезла из поля зрения и сама Воронина. К концу семидесятых это была, к великому сожалению, уже абсолютно опустившаяся особа – пьяная, не ухаживавшая за собой. Раньше таких на улицах забирали с ходу.

А перед Олимпиадой-80 в Москве из столицы сотни подобных личностей в принудительном порядке выселили за пределы городской черты. В основном в область, за так называемый «сто первый километр», чтобы не портили перед иностранными гостями примерный социалистический облик советской Москвы.

Воронина была в числе этих сотен, многие из которых и после завершения Олимпиады в столицу или не были допущены или сами не вернулись. Не вернулась в когда-то покоренную первопрестольную и Зинаида Воронина. Не к кому было, никто не ждал и не задавался вопросом – а где это наша чемпионка подевалась?

А «чемпионка», в какой-то момент «подвязавшая», попробовала вернуться. Нет, уже не в мир спорта, просто в жизнь, к обычным людям. Когда-то простая девочка из простой семьи – она не погнушалась пойти на завод рядовой рабочей. Причем, в «горячий» литейный цех, где почти четыре года подавала землю на формовку, ни разу за это время не показав свое «я». Мол, я великая и заслуженная – танцуйте все передо мной.

Да, по правде говоря, в замызганной и малолюдимой работнице в заводской робе никто так и не узнал ту самую изящную красотку, от которой не отводили глаз тысячи мужчин с трибун и телеэкранов.

Четыре заводских года для вчерашней непросыхаемой алкоголички - это весьма немалый срок. И, возможно, протяни кто-то из бывших друзей руку Зинаиде, предложи даже копеечную должность помощника тренера в детской спортивной школе где-нибудь в «тьмутаракани», есть вероятность, что она бы выкарабкалась со «дна», «завязала» б окончательно. Но никто не протянул и не предложил. И все еще видевшая «золотые олимпийские» сны простая формовщица, в конце концов, вновь сломалась.

Хотя в конце жизни свою минуту славы Воронина еще поймала. Она жила в подмосковной Балашихе, когда до нее дошла весть о смерти родной сестры, прожившей всю жизнь в их родной Йошкар-Оле. Нашла в себе силы, приехала на похороны.

Иошкар-Ола небольшой, не хватающий звезд с неба город. В таких городах земляков, ставших знаменитыми, чтут и уважают, даже если те и дорогу на малую родину давно позабыли. Чтили здесь и Зинаиду Воронину. Она даже заглянула в местный музей спортивной славы, где долго и безмолвно стояла у стенда, посвященного ей. О чем думала, что вспоминала, что прочувствовала вновь? Никому она тогда этого не сказала… Не сказала и потом…

В течение последующих пары месяцев, когда великая чемпионка, вернувшись в маленькую неродную Балашиху, тихо и незаметно для чужих равнодушных глаз угасала в крохотной неуютной комнатенке. Пока однажды просто не проснулась…

Но там, где для других она всегда оставалась родной, ее не забыли. Не дали по-быстрому отнести на одно из подмосковных кладбищ тело мало кому знакомой одинокой неместной женщины. Великую чемпионку перевезли в Йошкар-Олу и похоронили в родном городе. «Золушка» из Марий-Эл, успевшая покорить Москву и весь мир, тихо и скромно вернулась домой. На этот раз уже навсегда…

Мы рекомендуем

Полная версия