Москва
4 июля ‘20
Суббота

«Законница» в юбке Аглая Демидова: любовь и смерть легендарной воровки

Она стала настоящей легендой преступного мира СССР. Ее уважали воры-мужчины, ее воровской талант порой ставил в тупик даже самых опытных сыщиков.

Сегодня, как и много лет назад, получить титул вора в законе могут лишь мужчины, короновать женщин в воровской среде строго запрещено. Однако, были ведь и ные эпохи и времена. В советских криминальных хрониках Советского Союза можно отыскать упоминания о выдающейся преступнице, которая-таки сумела получить воровскую корону.

Без права на титул

Сегодня в воровском мире на пространстве бывшего СССР путь в «авторитеты» женскому полу наглухо закрыт. И объяснение этому запрету есть самое что ни на есть «физиологическое»: по неписанным законам криминального мира «законникам» запрещен любой контакт с мужскими половыми органами (кроме своих, понятное дело).

Но ведь для женщин такой контакт вполне естественен. Без этого женщине не стать женой и матерью. А значит дама в «законе», хочет или не хочет, а становится нарушительницей воровских понятий. Вот потому воры-мужчины и наложили «табу» на коронацию женщин.

Предположительно официальный запрет на посвящение женщин в «авторитеты» был наложен в 1956 году, когда авторитеты собрались на всесоюзную воровскую сходку. Тем не менее, это не помешало отдельным представительницам прекрасной половины человечества оставить заметный след в криминальной истории нашей страны. Многие из них стали настоящими «звездами» криминального мира и могли бы с «честью» носить воровскую «корону».

Конечно, все слышали о легендарной Софье Блювштейн по кличке Золотая Ручка. Вот кто в первую очередь мог претендовать на «корону». Да только знаменитая воровка свои дела и делишки обделывала еще в царской России, а официальные воры в законе появились лишь примерно в конце тридцатых годов прошлого века.

В целом, даже до запрета 1956-го года на «коронацию» женщин, очень немногим удавалось действительно получить воровское признание и стать «авторитетом» пусть даже не по титулу, то по признанию. Одной из таких личностей в сороковых годах двадцатого века стала некая Аглая Демидова, о существовании которой до сих пор спорят историки.

Легенда московских подворотен

Факт коронации Демидовой тоже до сих пор вызывает немало споров. Просто слишком уж жизнеописание этой дамы в разных источниках напоминает кем-то написанный остросюжетный роман. Тем не менее, известно, что на свет Аглая появилась в начале двадцатых годов прошлого века, рано оставшись сиротой.

Девчонку воспитывала улица, а профессию она выбрала ту, которая могла помочь не умереть с голоду – чистила карманы ротозеев. Рано или поздно такие воришки попадаются. Попалась и Аглая. Свой первый срок она получила в 15 лет, попав в колонию на два года.

Зона стала хорошей школой для повышения квалификации. На волю Демидова вышла уже матерой преступницей и сразу принялась за старое. Постепенно за ее ловкость, а также за умение «без крови» решать споры между «коллегами»-мужчинами Аглаю зауважали именитые воры.

Тогда-то Демидову и «короновали», правда, при этом запретив бывать на воровских сходках. По слухам, «протеже» в присвоении Аглае «короны» выступил один из столичных криминальных «авторитетов», с которым у воровки была большая любовь.

Впрочем, очень скоро коронованная Демидова попалась с поличным, по глупости опустошив карман переодетого милиционера. Уже ранее судимую и так и не исправившуюся воровку суд не пожалел, отправив в лагеря на десять ближайших лет.

Роковая связь

Воровской титул сулил Аглае высокое положение среди обычных зэчек, но не все с этим были согласны. Демидову люто невзлюбила одна из сокамерниц, которая именно себя считала главной. Зечка судила и обижала остальных арестанток и, лидерство никому уступать не собиралась.

Воровка в законе вступилась за тех, кому досталось от той «злюки», а ее слово на зоне имело большой вес. Соперница Аглаи была вынуждена отступить. Но жгучую обиду затаила, поклявшись отомстить.

Шанс своей противнице Демидова дала сама. Аглая стала любовницей тюремного доктора, обещавшего ей липовую справку о болезни, с помощью которой можно было выйти на волю пораньше. Однако, о подлоге узнало лагерное начальство. После скандала врача уволили, а Аглая осталась за решеткой.

И все бы ничего, но об этой истории очень быстро узнали и сиделицы. Противница Демидовой сразу отправила весточку на волю, где предупреждала «законников» о том, что воровка в законе вступила в связь с сотрудником лагерной администрации. Согласно воровскому кодексу, такое поведение было категорически запрещено, а потому на сходке «законники» приговорили Демидову к смерти.

Обратная весточка с приговором быстра прилетела лагерь. И Демидову уже собирались заколоть ближайшей ночью. Однако, часть зечек, когда-то спасенных Аглаей от произвола ее соперницы, встала на ее защиту. Завязалась крупная потасовка, в которой погибло несколько человек, включая противницу Демидовой. Сама же воровка в пылу страстей убила одну из надзирательниц, разнимавших драку, разбив ее голову о стену.

Кровь изменницы

После побоища в лагере воровка в законе в очередной раз попала под суд. Это было в самом начале пятидесятых. За убийство сотрудницы колонии срок ей светил будь здоров. Однако, на скамью подсудимых ей попасть так и не было суждено.

Когда ее везли под конвоем в суд, она попросилась «до ветру». И конвоиры на свою беду сжалились над арестанткой. А дальше все было как в лихом боевике. Вокруг был лес – до ближайших кустов ее повел один конвоир. Но едва они зашли в заросли, тот получил под сердце длинную цыганскую иглу, которая у Демидовой была припрятана при себе. Когда второй конвоир спохватился и нашел тело напарника, Аглаи уже и след простыл.

Она направилась в Подмосковье, где жил ее возлюбленный. Тот самый, который предположительно и обеспечил ей воровской титул. Демидова рассчитывала, что воровской мир укроет ее от погони, даст приют, в котором можно будет отлежаться.

Но на деле все оказалось намного печальней. «Авторитет», к которому тайком добралась Аглая, уже был в курсе ее связи с тюремным врачом и знал о вынесенном ей на сходке смертном приговоре. Поэтому, едва она переступила порог его дома, бывший любовник метнул в нее нож. Лезвие пронзило грудь воровки, на этом закончив удивительную жизнь первого «авторитета» в юбке.

Поговаривают, что именно пример Аглаи Демидовой окончательно убедил воров-мужчин в изменчивости женской натуры, что вылилось в 1956-м году в запрет на коронацию женщин.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия