Москва
1 июня ‘20
Понедельник

Профессор Лина Штерн: «Таблетка вечной молодости» спасла от расстрела

Из «расстрельного списка» женщину-ученого, занимавшегося вопросами долголетия и продления жизни, вычеркнул лично Сталин, боявшийся старости и смерти.

С любовью в СССР

Казалось бы, старшему ребенку многодетной еврейской семьи зерноторговца из Каунаса светит прекрасное будущее. Европа, Женевский университет, острый ум и трудолюбие привели к тому, что в 1918-м 43-летняя Лина первая из женщин в истории университета получает звание профессора.

К этому времени она уже известна во всем мире. Разрабатывает физиологию человека, придумывает новый метод исследования дыхания человека, делает прорывные открытия в области биохимии, работает в области борьбы с шоком, изучает нервную систему человека, исследует такие процессы как долголетие и сон.

Лина Штерн много ездит. Лекции, симпозиумы, научные конференции. Ее жизнь на виду, ей нравится работать. Можно сказать, она купается в лучах славы. И, казалось бы, те потрясения, которые происходили на ее Родине – в России, вернее, теперь уже в Советском Союзе, никакого отношения к ней не имели.

Ее не коснулась революция и кровавая гражданская война, она жила и работала в цивилизованной Европе, в достатке и со всеми условиями для ученого с мировым именем.

Однако, до советского руководства дошли слухи о «соотечественнице», которая весьма далеко продвинулась в исследовании вопросов продления жизни. В Москве в это время тоже создавались исследовательские институты, целью которых было победить старость.

Но Сталин требовал скорых результатов, и в начале двадцатых годов прошлого столетия, коллеги из СССР, включая, видимо, и агентов ОГПУ, начали приезжать на консультации к Лине Штерн, которая никогда никому не отказывала. Под шумок ей рассказывались сказки о красивой жизни в СССР, о том, что там есть все условия для работы, что там просто безграничные возможности для ученых…

Лина поверила и в 1925 году прибыла в Советский Союз. В общем-то, все, что ей было обещано, советское руководство выполнило. У нее была полная свобода действий, она возглавляла создаваемый в Москве Институт физиологии, на который, правда, потратила почти весь свой капитал, привезенный из Европы, ее одаривали званиями, ее научные работы выходят десятками в год.

Лина Штерн была настолько увлечена работой, что даже не замечала, что на самом деле творилось в стране, за пределами созданных специально для нее сказочных условий.

Из рая в ад

Лина Штерн внесла в победу над Германией свою немалую лепту. Она обучала фронтовых хирургов разработанному ею методу лечения шока, она придумывала сыворотки от различных болезней, благодаря изобретенному ею способу борьбы с менингитом, спасено тысячи детей.

В эти годы по стране уже шла волна непрерывных репрессий – но жившая в свой «оболочке» профессор Штерн была от этого далека. Ее это не касалось. До тех пор, пока после войны в СССР не начался разгром Еврейского антифашистского комитета, в котором состояла Лина.

Он был создан, чтобы привлечь финансовую помощь со стороны богатых евреев из США во время войны. Но затем было решено закрыть этот несоветский проект. В 1948-м начались массовые аресты участников этого движения.

За Линой Штерн пришли в 1949-м – и до середины 1952-го, пока шло следствие, ученый с мировым именем находилась в камере. В том же 52-м власти завершили разгром «евреев-шпионов», пошли приговоры, после которых шли расстрелы.

К расстрелу была приговорена и Лина Штерн, признанная виновной в шпионаже в пользу иностранных государств. Однако, в самый последний момент приговор был заменен длительной ссылкой. Говорят, лично Сталин вычеркнул фамилию Штерн из окончательного «расстрельного списка». Вождь народов тоже слышал о том, что эта женщина занималась вопросами долголетия, а он очень не хотел стареть и умирать.

Некоторые историки рассказывают, что у Сталина было подозрение в том, что Штерн знает секрет вечной жизни. В первый же день после ее ареста Лину допрашивал лично министр Госбезопасности Абакумов, который кричал на нее: «Расскажите нам всю правду – и мы вас сразу отпустим. Иначе сгною в тюрьме!».

Вполне возможно, Абакума интересовали не только или не столько ее «хозяева», на которых Штерн якобы шпионила, сколько ее открытия в области продления жизни.

Но Лина Штерн была всего лишь ученым, а не волшебником. Она не хранила в тайнике «таблетку вечной жизни». Поэтому после нескольких лет в тюрьме 74-летняя женщина отправилась в далекую ссылку – в Джамбул.

Возвращение из ада

Ссылка, конечно, не была тюрьмой или каторгой. Но здоровье у Лины Штерн уже было плохое – а тут еще жаркий климат Средней Азии. Правда, судьба ее двоюродной сестры Нины Стриевской оказалась намного страшней.

Это тоже был очень заслуженный человек. Сподвижница Крупской, она осталась в России после революции, стала видным педагогом, занимала большие должности – была арестована в 37-м сразу после ареста своего супруга – кадрового военного. Мужа расстреляют в 38-м, а Нина проведет в заключении в Ныроблаге и ссылке в Норильске 17 лет и будет освобождена уже после смерти Сталина.

Что касается Лины Штерн, то ей, приговоренной к 3,5 годам ссылки в 52-м, уже в 53-м разрешили вернуться в Москву, посчитав, что человека сломали достаточно. Больная, почти потерявшая зрение из-за инфекции, она, однако, не стала доживать свой век в четырех стенах. И нашла в себе силы вернуться к науке.

С 1 марта 1953 года была восстановлена в звании академика. В 1954—1968 годах возглавляла отдел физиологии в ИБФАН. И это при том, что официально ее реабилитировали лишь в 1958-м.

Сожалела ли она о том, что тогда, в далеком 1925-м вернулась в Советский Союз, а не осталась в сытой Европе? Если и да, то никогда никому об этом не говорила. Да и говорить было некому. Лина Штерн всегда жила лишь работой. Даже те кавалеры, которые пытались свататься к ней в молодые годы, потом с горечью говорили: «Она замужем за своей работой».

О ее открытиях очень долго ходили легенды. Едва ли кто-либо из простых людей мог догадаться, что стоит за хитрыми терминами «гуморальная регуляция физиологических процессов» или «гематоэнцефалический барьер». Вот и шептались, что академик Лина Штерн вплотную подошла к разгадке долголетия, торможения процессов старения... Вот, мол, еще бы чуть-чуть – и люди стали бы жить вечно…

Лина Штерн и сама значительно переступила порог среднего значения жизни. Она умерла 7 марта 1968 года в возрасте 90 лет, доказав, что долго жить можно. А вот тайну вечной жизни она унесла с собой в могилу…

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия