Москва
29 января ‘20
Среда

Михаил Гуцериев: владелец «заводов, пароходов и российского шоу-бизнеса»

На стихи миллиардера песни пишутся оптом и в розницу, а исполняют их главные российские звезды. Говорят, это очень красиво… в деньгах.

Капиталы, вывезенные из дудадевской Чечни, быстрый рывок к финансовой вершине, побег на «туманный Альбион» в свете заведенного против него уголовного дела, потеря значительной части состояния и возвращение на Родину на «белом коне»: с новыми миллиардами и стихами, ставшими стартовым «капиталом» для того, чтобы большинство российских звезд запели его песни.

Из Грозного в Лондон через… Москву

Свои первые капиталы Михаил Гуцериев зарабатывал в 13-летнем на рынке в казахстанской глуши, куда его семью, как и большинство ингушей, депортировали в сталинское время. Видимо, пошел в деда, который и до революции слыл знатным коммерсантом, и при Советах не бедствовал, попеременно руководя то одним, то другим крупным предприятием. Внук Михаил здорово перенял дедовскую жилку и к 27 годам уже был директором грозненского объединения, сделав семью Гуцериевых одной из богатейших в Чечне.

Дудаевская власть, начав рейдерские захваты предприятий в республике, заставила Гуцериева, как он сам рассказывал, закинуть вещи в грузовик, посадить туда семью и под покровом ночи бежать в Москву. Видимо, основные капиталы к тому времени уже были в российской столице, ибо, «простой» грозненский бизнесмен стремительно пошел в гору: Бинбанк, ювелирка, нефть, серьезные контракты, за которые другие, в том числе, и местные бизнесмены-старожилы, тщетно бились годами, личный самолет…

Став олигархом, Гуцериев пошел в политику. Хотя сам признавался в своем депутатстве, как в вынужденной мере: только так, по его признанию, можно было сохранить бизнес в этой стране.

Являясь президентом «Славнефти», даже поучаствовал, правда, в роли «серого кардинала», в борьбе за место президента Ингушетии. В этой борьбе клану Гуцериевых пришлось столкнуться лбами с самим государством: Михаил в выборах финансово и морально поддерживал своего брата Хамзата, а Москва бывшего «гэбиста» Зязикова.

Кремль предлагал Гуцеривым отступить «по-хорошему», но видя упорство братьев, все равно добился своего: Хамзат с выборов был снят, а Михаил разом лишился всех недавних «индульгенций» кремлевских чиновников, в свете чего тогдашний «кремлевский любимчик» Роман Абрамович вытолкнул Михаила Гуцериева из «Славнефти» и едва ли не вообще из нефтяного бизнеса.

Но заручившись поддержкой зарубежных партнеров, Гуцериев начал качать «бабки» уже через созданную им «Русснефть», у которой тут же появились первые враги. Сначала приходил человек «от больших людей», предложивший простой обмен: 200 миллионов «баксов» и его определенные силовые структуры не трогают на предмет связи с террористами (в чеченские компании Гуцериев иногда позволял себе роль переговорщика и выкупал пленных).

Незваный гость был «послан» и в «Русснефти», в которой начались повальные обыски, вдруг обнаружилась неуплата налогов на 17 миллиардов рублей, что стало поводом для силовиков арестовать акции компании, а самого Гуцериева посадить под подписку о невыезде.

Быстренько толкнув «Русснефть» другому миллиардеру Дерипаске и прихватив «чемодан» денег (в районе трех миллиардов долларов наликом), Гуцериев плюнул на «подписку» и оказался в любимой для беглых олигархов стране – Англии, где и дня не сидел на месте: вкладывал деньги, зарабатывал деньги и… писал стихи. А так же рвался обратно домой, поджидая момента.

А вот и снова я….

Момент настал. В России либерализировали законодательство в отношении бизнеса и Гуцериев, поймав в Лондоне «сбербанковца» Грефа, предложил «ход конем». Не просто возвратиться, как бедный странник, а отблагодарить государство за возможность возвращения – выкупить назад свою бывшую «Русснефть» вместе со всеми долгами, к тому времени разоренную Дерипаской и «домокловым мечом» висевшую со своим 7-миллиардным долгом на государстве и Сбербанке, выдававшим компании кредит.

Сделка состоялась, Гуцериев прибыл в Россию и начал завоевывать… сцену – причем, в буквальном смысле. Когда на радио «Шансон» не приняли его первую песню, написанную вместе с музыкантом Максимом Покровским, Гуцериев не долго думая радио… купил. А затем и большинство других радиоканалов.

После этого призвал под свое крыло мало-мальски известных композиторов, которые принялись массово лепить песни на его стихи. Кризис сказался и на принципиальности звездных персон шоу-бизнеса, поначалу скептически глядевших на гуцериевское творчество.

Постепенно подтянулись к нему и звезды. Киркоров, Лепс, Басков, Валерия и другие обеспечили песням на стихи Гуцериева выход на самые главные площадки страны и звание поэта-песенника года. По слухам, у поэта-олигарха Гуцериева, по своей творческой плодовитости дающего фору всем классикам вместе взятым, уже сейчас за тысячу стихов, которые «композиторам-рабам» нужно превратить в хиты, и за которыми уже сейчас решившие отбросить апломб звезды стоят в очередь. Благодаря мощной финансовой поддержке будущим песням практически обеспечены новые «Песни года» и «Золотые граммофоны».

Стихами сыт не будешь?

А ведь под маской поэта-лирика по-прежнему скрывается жесткий финансовый «волчара», легко покупающий и продающий миллиардовые компании. Еще не успев устать от музыкальной славы, Гуцериев под корень скупает розничные торговые сети – и вот он уже владелец «М-видео», «Эльдорадо» и «Техносилы», с которыми пытается стать одним из главных ритейлеров страны.

А в это время в Ростовской и Кемеровской областях его называют «убийцей угольной промышленности». Купленные его «Русским углем» шахты в этих регионах в своем большинстве были разорены и обанкрочены, поставив целые шахтерские города на грань выживания, а местные власти - перед почти не решаемой проблемой избавления по долгам в виде зарплат, налогов и социальной помощи нищим угольщикам и их семьям.

Но Михаила Гуцериева ничего не отвлекает от творчества – ни тяжелое ранение любимого племянника и совладельца Бинбанка Алихана, ни уже тем более скандальная свадьба сына Саида, расход на которую, где лишь одна корона невесты стоила в рублях 400 миллионов, обошлась папе-поэту в сумму, в разы превышающую годовые затраты его малой родины Ингушетии на основные социальные нужды населению.

Ну, а если уж от творчества ничего не отвлекает, то и огромному штату менеджеров гуцериевских «заводов и пароходов» ничего – ни конкуренты, ни кризис, ни голодные шахтеры – не мешает и дальше трудиться в поте лица на обогащение своего хозяина и позволять тому занимать свою строчечку в «Форбсе» с энным количестов миллиардов долларов в активе. Так что, новые миллиарды не за горами… как и новые стихи тоже… А где рифма не выйдет, пока зрителю цирк. Правда, канадский, а не российский... 

Мы рекомендуем

Полная версия