Москва
19 февраля ‘20
Среда

Мария Лисициан: А.Л.Ж.И.Р. – это не Африка, а намного страшней

Основоположница советской школы художественной гимнастики, тренер первых советских чемпионок попала в Бутырку, а потом в спецлагер для жен изменников Родины.

Талантливая девочка из Тифлиса

Мария Лисициан родилась 2 января 1908 года в Тифлисе. Увлекаясь танцами, особенно народными, в самом конце двадцатых годов прошлого века приехала в Ленинград. Ее сестра выступала в Восточном этнографическом ансамбле при Ленинградской эстраде, но заболела. Ее срочно требовалось заменить. Замена предполагалась временная, но Ленинград Марию заманил в свои сети. Приехав на месяц, она осталась здесь жить.

Талантливая от природы, он не гнушалась все время учиться чему-то новому. Например, переехав в Москву и уже тренируя детей, пошла учиться в Драматическую студию к Рубену Симонову. В общем, хотелось от жизни взять по максимуму. Однако, жизнь решила по-другому. Вернее, люди, которые в ту пору решали чужие судьбы.

В конце 30-х в СССР был раскрыт очередной «заговор» специалистов. На этот раз на железной дороге. Под чистку попал и супруг Марии Евгений Алибегов, который занимался электрификацией как раз на «железке».

В 1938 году он в числе многих его коллег был арестован, обвинён во «вредительстве» и расстрелян. Вскоре приехали и за Марией Лисициан. В общем-то, обвинения против нее даже не стали придумывать. Жена врага народа, вот и все преступление. Ее легко, быстро и без всяких эмоций приговорили к восьми годам без права переписки.

Больше двух лет из общего срока Мария провела в знаменитой Бутырке, а затем была этапирована в печально известный Акмолинский лагерь, созданный специально для жен «изменников» Родины.

Жена как приговор

Об этом учреждении, пожалуй, стоит рассказать отдельно. Акмолинский лагерь жён изменников Родины ( сокращенно А. Л. Ж. И. Р.) - обиходное название 17-го женского лагерного специального отделения Карагандинского ИТЛ (Карлага) в Акмолинской области Казахстана.

Это учреждение было создано в 1938-м, как раз на старте массовых репрессий. Крупнейший советский женский лагерь входил в систему ГУЛАГа. Через енго прошли сотни тысяч советских женщин, чьи мужья, отцы или братья были расстреляны или отправлены на каторгу как политические преступники. Многие женщины-заключенные получали немалые сроки – от пяти до десяти лет.

И вот что еще любопытно. По выходу из «АЛЖИРА», бывшие зечки вплоть до реабилитации в 1958 году не имели права возвращаться на прежнее место жительства. Хотя сам лагерь закрыли еще в самом начале пятидесятых.

Хотя сам по себе лагерь имел несколько «филиалов», Мария Лисициан попала в худший из них. По условиям содержания здесь была запрещена переписка, было запрещено получение посылок, существовал запрет на работу по специальности.

Все поэтессы, учителя, медики, музыканты без разбора пахали на полях или на стройке. И лишь те, кто был совсем в возрасте или совсем дети, работали на местной швейной фабрике. А отличие работы в помещении или на улице были весьма ощутимые. Ибо, климат казахской степи был еще тот.40-градусная испепеляющая жара и мириады жалящих насекомых летом, 40-градусные морозы зимой и всегда, в любое время сводящие с ума и сбивающие с ног степные ветры со снегом или песком.

Еще дагерь, где отбывала срок Мария, отличался тем, что другие заведения напоминали собой обыкновенные поселения, а это было обнесено несколькими рядами колючей проволоки с вышками по периметру и напоминало… концлагерь.

Кого охраняли в глухой степи часовые с автоматами, было непонятно – даже у здорового опытного мужчины не было шансов выжить в раскинувшейся на десятки верст вокруг степи, что уж говорить о женщинах-гуманитариях?

Возвращение из ада

И сегодня, даже после множества исследований, нет точных цифр о том, сколько женщин, старух и детей навсегда остались лежать в общих степных могилах. Но Марии Лисициан суждено было вернуться домой живой. Здесь не обошлось без доли везения.

Ее родной дядя, имевший знакомства среди некоторых высокопоставленных чиновников страны, дошел до самого Берии, чтобы попросить за племянницу. Надо сказать, что родственник сильно рисковал собственной шккурой. Челобитная к Лаврентию могла закончиться плохо и для самого просителя. Однако, Берия внял мольбе человека, решив, что на воле осужденная Мария Лисициан может быть более полезной обществу. И приказал своим подчиненным заняться ее судьбой. На то, чтобы она вышла на волю, ушло почти два с половиной года.

После освобождения Лисициан с головой бросилась в любимую профессию. Она работала директором спортивной школы в Москве, а в 1954 году создала при спортобществе «Крылья Советов» школу художественной гимнастики, которая быстро стала первой в СССР. Но эхо неволи сопровождало ее и после.

К примеру, первая воспитанная Марией чемпионка Елена Карпухина тоже связана с тюрьмой. Вернее, тюрьма была ее первым домом. Будущая звезда советской гимнастики родилась в камере, где сидела ее мать, и там же провела первые два года жизни.

В будущем во многом благодаря показательным выступлениям её воспитанниц художественная гимнастика была признана Международной федерацией гимнастики (ФИЖ) видом спорта. Сама Мария Лисициан почти восемь лет возглавляла советскую сборную, а за 23 года работы старшим тренером в клубе «Крылья Советов» Мария подготовила трёх чемпионок мира, около трех десятков мастеров спорта. Немало её учениц после завершения спортивной карьеры пошли по стопам своего учителя и стали успешными тренерами.

Что интересно, Марию не раз привелкали к постановке парадов гимнастов, которые проходили на Красной площади и во время открытия крупных спортивных мероприятий. Такое доверие для вчерашней жены врага народа было удивительным.

Тем не менее, Мария Лисициан прожила очень долгую и насыщенную событиями жизнь, охотно рассказывая о многих периодах - кроме одного. О тех самых годах, проведенных сначала в застенках Бутырки, а потом в казахском спецлагере, где на ее глазах от жары, мороза и непосильного труда за день умирали десятки женщин, еще недавно преподававших в музыкальных школах или лечивших в больницах детишек.

У всех этих бедолаг был один приговор – неудачное замужество. И стояло клеймо жены врага народа. Был ли ее супруг действительно врагом своей страны? Об этом Мария спустя очень много лет обмолвится лишь однажды: «Нет – просто время было такое…».

Мария Лисициан скончалась 26 января 1995 года, недавно отметив свою 87-ю годовщину. Похоронена на Армянском кладбище в Москве.

Мы рекомендуем

Полная версия