Москва
25 января ‘20
Суббота

Синдром победителя: как герои Великой Отечественной становились преступниками

Далеко не все победители нацизма сумели приспособиться к мирной жизни. Пришедшие с фронта солдаты и офицеры с большим трудом уживались «на гражданке».

Вернулись героями, но скатились с катушек

Николай Артамонов был призван в 1941 году 18-летним пауаном и прошёл войну до самого конца. Но в мирную жизнь не вписался, и одну за другой получил три судимости. Причём за последнее преступление Артамонов был приговорён к 18 годам за участие в групповом изнасиловании и лишён всех своих наград и званий.

Василий Ванин также прошёл всю войну и не смог вернуться к нормальной жизни. С полной грудью орденов и медалей. Он пытался стать обычным советским трудягой, но потом запил и покатился по наклонной. По совокупности за несколько краж, грабежей и изнасилование сел на 10 лет, лишившись всех наград.

Герой Советского союза, легендарный одноглазый танкист Анатолий Моцный вернулся после войны инвалидом. И очень быстро стал инородным телом в мирной жизни. Женился раз, жену выгнал. Привел другую, от нее сбежал сам. Много пил, бродяжничал, скрывался от выплаты алиментов и в конце концов зверски убил собственного пятилетнего сына. Получил 10 лет, отсидел. А вернувшись, устроил своими пьяными оргиями настоящий «террор» соседям по коммуналке. Умер от пьянства в полной нищете.

Младший лейтенант Анатолий Станев вернулся в родной совхоз, где как запил, так из запоя и не вышел. За драки и дебоши попал в тюрьму и лишился всех наград. После освобождения работал трактористом, все так же не просыхая и, логично погиб в пьяной драке в 1953 году.

Еген Пилосьян прошёл всю войну, незадолго до победы получил звание героя. А потом угнал автомобиль в зоне союзнической оккупации. Потом ещё один и ещё. Получил четыре года лишения свободы и был лишён всех наград. После «звонка» и вовсе пустился во все тяжкие. За кражи и поджоги он был судим ещё 4 раза, проведя за колючкой в общей сложности почти 20 лет.

Но главный «рекордсмен» здесь, пожалуй, фронтовик Василий Григин. После демобилизации он был судим 10 раз: за хулиганство, драки и мелкие кражи. При этом ему удавалось достаточно долго сохранять своё звание Героя, которого его лишили только после шестой кражи, когда власти поняли, что этот герой-преступник неисправим.

Служба службой – а преступление по расписанию

Некоторые солдаты и офицеры после войны остались служить в зарубежных гарнизонах, где, несмотря на военные подвиги, пустились во все тяжкие. Например, геройский летчик-штурмовик Николай Кукушкин, однажды сбитый над вражеской территорией и потом пешком пробравшийся к своим, после войны продолжил службу в Венгрии.

Однажды его пьяного в обнимку с местной девицей поймал на территории части старший офицер и сделал замечание. В разгоревшейся ссоре летчик Кукушкин застрелил подполковника, после чего неудачно попытался застрелиться сам. Итог конфликта – 25 лет лагерей, позже сокращенные до десяти, и лишение всех наград.

А в послевоенной Германии наши военные создали целую банду, которая занималась грабежами и мародерством. В нее входили двое героев Советского Союза – старший лейтенант Антонов и сержант Локтионов, которого после изобличения банды обвинят еще в изнасиловании местной жительницы. Здесь тоже герои лишатся своих звезд и надолго лишатся свободы.

Иван Мироненко – один из самых молодых героев «союза», получив звезду в 19 лет, после войны остался в Венгрии, где начал плевать на приказы командиров и вести себя как хотел.

В 47-м ушел с группой сослуживцев в самоволку, поймал в городе такси, но платить отказался. Возмущенного таксиста Мироненко застрелил, а машину попытался продать в Будапеште. За такое преступление кому другому полагалась смерть. Как герой отделался 10-ю годами лагерей.

Грехи прошлого

Порой эхо войны настигало героев, которые жили мирно и закона не преступали. Например, Борис Лунин был командиром большого партизанского отряда на территории Белоруссии и за свои героические действия в 44-м был представлен к звезде Героя.

Но уже после войны «органы» выяснили, что любитель приложиться к бутылке командир Лунин был скор на расправу. Вернее, на самоуправство. Однажды он приказал расстрелять целую группу разведчиков, пробравшихся к партизанам, приняв их за немецких диверсантов. А еще выяснились случаи расстрелов советских селян, которых подозревали в лояльности к немцам. Среди тех жертв были даже дети.

Спецслужбы собрали все необходимые материалы в отношении Лунина лишь к 57-му – и выявленные факты позволяли поставить его к стенке. Но как героя, его осудили лишь на 7 лет. И так же лишили всех наград.

Петр Меснякин в годы оккупации пошел в полицаи. Но после прихода советских частей его не расстреляли, так как за него заступились местные жители, давшие показания, что он наоборот, тайно всем людям помогал.

После этого бывший полицай попал в советский штрафбат, где за геройство при переправе через Днепр был удостоен звания Героя. Однако, уже после войны его сотрудничество с немцами все равно ему аукнулось. И он на десять лет отправился в лагеря лет, лишившись заодно и звезды героя.

Герои-казнокрады

По большей части проворовывались «тыловики», не нюхавшие пороха. Но бывали и исключения. Николай Арсеньев был настоящим героем, прошедшим весь ад войны. После победы уже в звании генерала был переведен на комендантскую службу, где и дал слабину. За многочисленные хищения госимущества и растраты в 1962-м получил 8 лет.

За растрату тоже сел, но уже на 15 лет другой герой – Иван Медведев, после войны возглавлявший Петровский пассаж. А вот героический летчик Анатолий Синьков первый срок получил, когда после войны проходил службу в Корее. Он получил 7 лет лагерей за изнасилование местной жительницы.

Почти сразу после отсидки знакомые пристроили его в гражданскую организацию, где вчерашний зека-герой присвоил из кассы несколько тысяч рублей. В общем, однажды преступив закон, бывший герой на путь исправления уже не встал.

Герой СССР, поставленный к стенке

Наличие наград, особенно звезды Героя, конечно, на суде облегчало участь обвиняемого. Даже те, кто за свои преступления вполне мог получить высшую меру, отделывались сроком. Исключение составляла лишь измена родины. Здесь не было скидки на звания и награды.

Известен лишь один случай, когда герой Советского Союза был расстрелян за обычное уголовное преступление. Да и в этом случае свою роль сыграли имена, а не статьи из Уголовного кодекса.

В 1962 году герой войны летчик Петр Полоз во время застолья у себя дома по непонятной причине застрелил семейную пару. Однако, убитыми оказались любимчик самого Хрущева некий Фомичев, служивший у того в охране, и его супруга. Поговаривают, что взбешенный Хрущев лично приказал довести дело до «самого сурового приговора», добавив, что давно пора поставить на место этих зарвавшихся героев, которые никак не хотят перестать размахивать оружием в мирное время.

В общем-то, в словах Никиты Хрущева было зерно истины. Далеко не все вернувшиеся с фронта солдаты и офицеры нашли применение своим способностям в мирной жизни. В душе у многих продолжала жить война, из-за чего вчерашние герои ступали на кривую дорожку, свернуть с которой обратно удавалось не всем.

Мы рекомендуем

Полная версия