Москва
21 сентября ‘20
Понедельник

Прослушка по-советски: как старый кассетник «Легенда» помог сыщикам раскрыть убийство

В 80-е годы не было такой техники, как сейчас. Но правоохранители все равно умудрялись раскрывать преступления, используя опыт и смекалку.

В восьмидесятые годы технический прогресс коснулся многих сфер советской жизни, в том числе и правоохранительной системы. В Москве, Ленинграде, Киеве, Минске следователи и эксперты использовали последние новинки научного прогресса. Другое дело – провинция… В казахстанском Усть-Каменогорске научный и технический прогресс в те годы заметно отставал от столичного…

Проваленный экзамен, ночной патруль и первое дело

В девяностые, когда бывшие советские республики одна за другой объявляли о своей независимости, прошлые «ценности» становились не нужными, а зачастую смешными.

Как, к примеру, такая наука, как «Научный коммунизм», преподаваемый практически во всех ВУЗах страны в независимости от его профиля и назначения, и за который преподаватели зачастую спрашивали со студентов даже более жестко, чем по профильным специальностям.

Одним из примеров может служить карьера сначала советского, а позже казахстанского правоохранителя Каната Кожахметова. Защищая закон уже в суверенном Казахстане, он дослужился до звания генерала. Но тогда, в конце восьмидесятых, когда студентов еще мучили зачетами по марксистско-ленинским догмам, Канат Кожахметов, проходивший обучение в карагандинской высшей школе милиции, едва не оступился на самом низу своей карьерной лестницы.

«Обломали» его как раз на экзамене по «Научному коммунизму». И это стоило будущему генералу диплома, после чего ему предоставили шанс проявить себя на «земле», направив в Усть-Каменогорск простым патрульным далеко в не самый благополучный район, так называемый район Нефтебазы и Защиты .

Большой частный сектор, примыкающий к огромной промзоне, где русские, местные и цыганские «дворы» тесно переплетались в узких грязных улочках, всегда таил в себе угрозу, как сейчас говорят, на «межнациональной почве». А уж мелких бытовых правонарушений и преступлений типа пьяных случаев хулиганства, драк, поножовщины и краж было хоть отбавляй.

Вот в этот «гадюшник» и прибыл в 1987 году молодой оперативник Канат Кожахметов, которого сразу же поставили в ночное патрулирование с одним из старожилов отдела, Владимиром Андреевым.

В одно из его первых дежурств был обнаружен труп мужчины с характерными повреждениями, именуемыми как последствия ДТП. Погибшим оказался местный 42-летний житель Аркадий Чичмаков.

По предварительному мнению эксперта, человек шел ночью по краю проезжей частью, где работающий фонарь был абсолютной редкостью, и автомобилист просто не заметил в кромешной тьме пешехода, а сбив его, испугался и с места происшествия скрылся.

Однако, поиски водителя-убийцы, даже не начавшись, сразу же закончились. Медэкспертиза опровергла версию о ДТП. Судмедэксперт обнаружил на проломленной голове, а так же на груди, ключице и ребрах жертвы странные, идущие параллельно друг другу полосы. Изучив их досконально, он предположил следы тяжелого металлического предмета, с размаху опущенного на голову, но уж точно не бампера или крыла автомобиля.

Так заурядное ДТП со смертельным исходом превратилось в жестокое убийство, подозреваемых в котором в этом «неблагополучном» районе был едва ли не каждый первый…

«Голь» на выдумки хитра

Следствие велось в разных направлениях, одним из которых стала проверка местных цыган, и без того постоянно мелькавших в милицейских сводках. Милиционеры, работавшие по делу, были разбиты на группы, в одну из которых и попал будущий генерал, а тогда рядовой сотрудник Канат Кожахметов, которому посчастливилось одному из первых выйти на подозреваемых в совершении преступления.

Обходы ничего не дали, тем более у цыган, которые сразу превращались в глухих, слепых и «твоя моя не понимаю». Но один цыганский дом был на особом счету. Еще перед визитом сюда, где всем командовала хитрющая пожилая цыганка Роза, путем выяснений связей погибшего, стало известно, что бедолага незадолго до своей гибели выпивал со взрослыми сыновьями и племянниками Розы у них во дворе.

Конечно, юлить и хитрить – это обычное состояние для «ромел». Роза не была исключением, но оперативная «чуйка» подсказывала – тут что-то не так. Когда приходили с первым обходом, вся большая семья от мала до велика была на месте. Когда пришли во второй раз,.всегда бывшие при дворе многочисленные сыновья, племянники и прочие родственники мужского пола Розы вдруг куда-то разом подевались.

Цыганку задержали, рассчитывая «расколоть» ее в ходе допросов. Однако, Роза оказалась «крепким орешком» - да, приходил, да, наливали – так он чуть не каждый день появлялся. То в долг попросит, потом отдаст, то просто отработает – благо в хозяйстве всегда мужской работы полно.

Являлся и намедни. Как обычно наклюкался, его проводили до калитки, он и пополз до дому вдоль забора– больше его не видели, и ничего не знаем. Крыть сыщикам было нечем, но и отпускать ушлую цыганку не хотелось.

Используя многочисленные кровные связи, та на следующий же день исчезнет без следов. И вот здесь на помощь милиционерам пришла, как ни смешно для тех лет это выглядит, техника. Техника, конечно, сказано слишком громко.

Но уже появившийся в продаже переносной магнитофон «Легенда» мог работать не только на батарейках, но и имел исключительные для простенького «ширпотреба» свойства: автоматическое регулирование уровня записи, регулятор тембра, возможность диктофонной записи и встроенный микрофон.

С такими «магами» тогда ходили по улицам позднесоветские «хипари», чтобы покрасоваться перед девчонками. Но в этот раз «кассетник» должен был помочь правому делу.

К его помощи милиционеры прибегали и раньше. К примеру, при допросах подозреваемых и свидетелей, чтобы потом еще раз более внимательно прослушать их ответы.

Но теперь «Легенде» предстояло исполнить совершенно другую, непривычную для себя роль – стать не только записывающим, но и прослушивающим устройством. Кому первому пришло в голову рискнуть, потом уже никто и не вспомнил.

Просто собрались в тесной насквозь прокуренной комнатенке оперов, покрутили-повертели варианты, как еще Розу раскрутить, кто-то и вспомнил про пылившийся у техников магнитофон. А вдруг выгорит?

В общем, сыщики решили «уступить» задержанной Розе в ответ на ее настойчивые просьбы встретиться с близкими и, в комнате свиданий спрятали ту самую «Легенду», просто поставив ее в коробку на шкаф.

Конечно, магнитофон имел много недостатков - короткую «память» записывающей «дорожки», некачественный уровень записи, да и в режиме работы диктофона он шуршал совсем не беззвучно. Но милиционеры все-таки рискнули.

А магнитофонные «шумы» во время разговора цыган в комнате «гасили» по-простому. В коридоре перед дверью, где проходило свидание, они постоянно прохаживались туда-сюда, топоча ногами, громко разговаривали, рассказывали анекдоты, смеялись. Если и не заглушали шорох записывающей дорожки, то хотя бы отвлекали «клиентов» посторонними шумами за дверью.

А риск себя оправдал. Прослушивая спустя несколько минут после ухода Розы в камеру магнитофонную запись, сыщики услышали самую важную фразу, тихо брошенную ею своему собеседнику: «Надо быстро избавиться от двигателя – отнеси подальше и спрячь!».

Еще через десять минут опергруппа уже прибыла к дому Розы, где в глубине двора был найден старый электродвигатель, на который раньше, как на металлолом, никто внимания не обратил. Экспертиза нашла на нем кровь и подтвердила, что именно этим предметом погибшему были нанесены смертельные раны.

Повальные облавы по цыганским домам дали результат: родственники Розы никуда не девались. Просто прятались у сородичей на задворках в соседних домах. Собрав всех подозреваемых, сыщики в ходе допросов сумели прояснить для себя весь сюжет произошедшего.

Совместная пьянка, ссора, в ходе которой Аркадия Чичмакова свалили на землю, а когда тот снова попытался ринуться в «бой», опустили на голову валявшийся рядом «движок». А когда цыгане поняли, что их гость мертв, отволокли тело к дороге, выставив все как «дорожно-транспортное»…

Все виновные позже получили по заслугам и провели в колониях различные сроки. Конечно, наша криминальная история есть не что иное, как заурядное бытовое убийство, коих и в советские годы, да и в наши тоже, совершается немыслимое количество.

Но оригинальна она тем, что это был первый случай в городе, а, может, и во всем СССР, когда преступление, по сути, раскрыл дешевый, весом в несколько килограмм, магнитофон. Продукт, кстати, советской промышленности…

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия