Москва
8 декабря ‘19
Воскресенье

Запретная любовь, семейный ад и нож в сердце: судьба чемпионки Инги Артамоновой

Знаменитая конькобежка никогда не рассказывала о том, что творится у нее дома. Она скрывала синяки на лице, но от ножа мужа-ревнивца спастись не сумела.

Чемпионка вопреки воле судьбы

Будущая спортсменка родилась в Москве в 1936 году, и её детство пришлось на войну. Так что, она не понаслышке знала, что такое голод, холод и смерть, ходящая совсем рядом. Тем более, когда она еще была совсем маленькой, отец сбежал из семьи, и матери Инги приходилось буквально выворачиваться наизнанку, чтобы прокормить семью.

А тут еще у девочки выявили тяжелую форму туберкулеза, которая плохо поддавалась лечению. И болезнь, естественно, максимально ограничивала детство Инги. В холод на улицу нельзя, если сыро – сиди дома, и смотри в окно, как во вдоре подружки катаются на залитом во дворе катке.

Малышка с самого детства была влюблена в этот каток, и уже мечтала стать фигуристкой. Но с ее болезнью какой каток, как лед? Наоборот, врачи посоветовали какой-нибудь спорт, связанный со свежим воздухом и нагрузкой на грудные мышцы. Так Инга оказалась в секции по гребному спорту.

Удивительно, но за пару лет занятий туберкулез действительно отступил. И тогда девчонка решила воплотить в жизнь свою детскую мечту – стать на коньки. Хотя в гребном спорте она уже победила со своим экипажем в чемпионате Советского союза и получила мастера спорта.

В конькобежный спорт Артамонова пришла очень поздно, в семнадцать лет. В этом возрасте фигуристки уже считаются зрелыми спортсменками. Но она была упорной и много работала. И пусть на своих первых больших соревнованиях в 1955 году она не попала даже в двадцатку, уже в следующем сезоне она стала чемпионкой Союза, побив мировой рекорд в многоборье.

Правда, на ближайший чемпионат мира ее взять побоялись, решив, что это всего лишь разовая победа этой «выскочки-переростка». Но Инга продолжила побежать и на будущий год, а потом, в 1957 году все-таки отправилась на мировой чемпионат, и стала абсолютной победительницей. И это при том, что даже ее не были уверены, что она попадет даже в десятку.

Сосед превратился в мужа-тирана

Спустя год – новый успех. А еще во время турнира Инга знакомится со шведом Бенгтом, который работал в оргкомитете чемпионата. Скандинав влюбился в красивую и эффектную русскую чемпионку. Он тоже нравился Инге.

Однако, было вспыхнувший роман советской спортсменки с иностранцем, да еще из капиталистической страны, власти СССР встретили в штыки. А чтобы Инга поняла, что так поступать нельзя, ей максимально осложнили жизнь. Урезали зарплату, и на какое-то время запретили выезд за рубеж. А это значило невозможность участия в международных турнирах.

Да и вместо обещанной отдельной квартиры дали всего лишь комнату в ведомственном доме, которая была разделена на два отдельных помещения. При этом во второй комнате жил… мужчина.

Потом поговаривали, что это было сделано специально, чтобы отвлечь Артамонову от мыслей о любви к своему шведу. Если так, то это удалось. Соседом Инги оказался конькобежец Геннадий Воронин, чемпион мира 1959 года. Инга и Геннадий действительно сошлись, а потом поженились.

Хотя мало кто понимал, зачем это было нужно Артамоновой. Она – красавица 177 сантиметров ростом, он некрасивый коротышка. Она – на самом пике карьеры, а он , «выстрелив» лишь на одном турнире, так толком больше ничего и не выиграл.

Но что хуже всего, Воронин имел очень плохой характер, а в семейной жизни оказался настоящим домашним тираном. Скандалы, ссоры, рукоприкладство и придуманные измены стали в семье постоянными. Так Воронин вымещал обиды на несложившуюся карьеру на более удачливой супруге.

Нож в сердце

На почве таких семейных потрясений вновь напомнил о себе туберкулез, и Артамонова была вынуждена пропустить Олимпиаду-1960. Но спустя пару лет Инга сумела восстановиться, и взяла «золото» чемпионата мира-1962. Хотя, конечно, всегда мечтала об олимпийском «золоте». Но так ни разу его и не выиграла.

При этом на людях она всегда выглядела улыбчивой и жизнерадостной. Никто даже и близко не подозревал о том, какой ад творится у неё дома. А тем немногим, кто обо всём знал, Инга говорила, что молчит потому, что вскрывшаяся правда будет «плохим примером» для советских людей.

Артамонова часто ходила с синяками на лице, но называла это последствиями падения на тренировках. А между тем, беда была все ближе. Из-за участившихся скандалов и избиений Инга решила встретить хотя бы новый, наступающий 1966 год в спокойствии. И ушла к матери.

Последующие несколько дней стали для спортсменки тихим наслаждением. А 4 января на пороге квартиры тещи появился Воронин. Он произнес лишь одну фразу «Привет, лапочка моя». И тут же вонзил нож в грудь жены. Попал в сердце, но Инга прожила еще несколько часов. Потом умерла.

Убийце чемпионки дадут десять лет колонии, что для советской эпохи было очень мягким наказанием. Да и отсидит Воронин всего полтора года, а потом еще три – на вольном поселении. Тихо и спокойно он доживет почти до семидесяти и умрет в 2004 году.

Мы рекомендуем

Полная версия