Москва
6 июня ‘20
Суббота

Как артиллерист Николай Сиротинин в одиночку остановил танковую дивизию Гудериана

Советский боец вызвался прикрывать отход основных сил, оставшись с одной пушкой против десятков танков противника.

Молодой сержант, уроженец Орла Николай Сиротинин, два часа в одиночку сражался против целой танковой дивизии генерала Гудериана, чтобы дать возможность советским частям переправиться через мост. В этом бою герой уничтожил 11 танков, 6 бронетранспортеров и броневиков, 57 немецких солдата и офицеров.

Николая призвали в армию в октябре 1941 года, распределив в 55-й стрелковый полк в городе Полоцке Белорусской ССР. Щуплый с виду паренек оказался хорошим солдатом, и вскоре дослужился до старшего сержанта.

Вскоре началась война, и началась она очень неудачно для Красной армии. Немцы наступали стремительно, уже в начале июля 1941 года танковые бригады генерала Гудериана прорвали слабую линию обороны около Быхова и приступили к форсированию Днепра.

Наши части отступали, пытаясь огрызаться. В середине июля подразделения Красной армии, совершив удачную контратаку, пытались закрепиться на левом берегу реки Сож. Но когда стало известно о приближении танковой дивизий Гудериана, было решено переправиться на другой берег, и уже там организовать оборону.

Однако, немцы были уже совсем близко, и красноармейцы рисковали оказаться застигнутыми врасплох во время переправы. Требовалось организовать прикрытие на этом берегу, пока вся колона не перейдет мост и не окопается на правом берегу.

Те, кто должен был остаться в прикрытии, понимали, что обрекают себя на верную гибель. Понимали это и командиры, поэтому приказать не могли. Предложили остаться добровольцам.

Добровольцем вызвался 20-летний Николай Сиротинин. Оставшись один, он грамотно установил противотанковую «сорокопятку» на невысоком пригорке, в ржаном поле, став невидимым для врага. Зато ему самому была четка видна ведущая к мосту дорога, на которой вскоре должны были появиться немецкие танки.

На руку советскому бойцы играла и местность вдоль дороги. Обочины были заболочены, что затрудняло технике съезд с дороги. Путь у немецкой колонны мог быть только вперед или назад.

Когда вражеские танки показались на линии огня, Сиротинин метким выстрелом поджег первую бронемашину. Второй выстрел подбил танк, пытавшийся объехать пылающий броневик. Таким образом, путь вперед оказался заблокирован. Третьим выстрелом Сиротниин вывел из строя танк, замыкавший колонну. Теперь немцы не могли двигаться ни вперед, ни назад.

Несколько танков пытались съехать с дороги, но застряли в болоте, став легкой мишенью для нашего артиллериста. Он продолжал поражать технику неприятеля, тщательно выверяя каждый выстрел. Снарядов становилось все меньше, но ведь главное было - выиграть время, пока советские воины совершали переправы на другой берег реки.

В какой- то момент немцы поняли, откуда ведется стрельба и начали танковый обстрел его позиции. Получив несколько оскольчатых ранений, Сиротниин все равно продолжал бой.

Немцы выставили в поле минометы и их снаряды ложились все ближе к укрытию советского бойца. Враг совершил несколько вылазок пехоты, но потеряв часть солдат, отступил. Сиротинина пытались уничтожить при помощи тяжелого орудия, но пока немцы готовили пушку к работе, Сиротин заметил ее, и уничтожил точным попаданием.

Всего за два часа боя враг потерял 11 танков, 6 бронетранспортеров и броневиков, 57 солдат и офицеров. Но пуля снайпера настигла и его. Правда, к э тому времени советские части уже завершили переправу и были готовы встретить неприятеля на том берегу. Николай Сиротинин поставленную задачу выполнил. Ценой своей жизни.

По некоторым данным, немецкий командир приказал похоронить советского солдата со всеми воинскими почестями, сказав при этом: «Если бы наши солдаты воевали также, мы бы давно уже взяли Москву».

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия