Москва
25 октября ‘20
Воскресенье

Жила бабушка в парке на скамейке

Ее часто видели на одной и той же скамейке в городском парке. Чистенькая, ухоженная, вежливая - она делала вид, что у нее все хорошо. А глаза грустные-грустные

Ее часто видели на одной и той же скамейке. Сначала думали, это ее любимое место для отдыха. Потом прохожие поняли, что старушка здесь… живет. При ней всегда была пара сумок с одеждой и… постельными принадлежностями. Когда наступал вечер, бабулька стелила на лавку тонкий матрас, ложилась и укрывалась покрывалом.

К ней не раз подходили. Спрашивали, в чем дело. Предлагали помощь. Тем более, чистенькая и аккуратненькая, она совсем не была похожа на бомжиху.

Правда, каждый раз старушка от помощи отказывалась. Говорила, что у нее есть жилье. Просто здесь, в парке ей… удобней.

Она сидела на своей скамейке в любую погоду. Если начинался дождь, она доставала из одной из сумок куртку с капюшоном. Тут же она и кушала. Доставала из другой сумки аккуратно завернутые бутерброды и ела - не спеша, с достоинством.

Ее не трогала администрация парка, не гоняла полиция, и даже местная шпана, обычно «оккупировавшая» парк по вечерам, не лезла к бабушке.

А она радовалась любому, кто к ней подходил, улыбалась прохожим и малышне, игравшей днем в парке с родителями. Правда, многие замечали, что глаза у бабульки грустные.

Одной паре удалось разговорить необычную жительницу парка. Оказалось, бывшая учительницы музыки жила в двухкомнатной квартире с внуком и внучкой. Растила их одна, родители их давно уже погибли в аварии.

А потом внучка подросла и привела в дом молодого мужа. Спустя некоторое время женился и внук, приведя в дом молодую жену. И стало им всем тесно в маленькой «двушке».

«Нет, вы ничего такого не подумайте. – увещевала бабулька своих собеседников. – У меня хорошие внуки. И меня никто из квартиры не выгонял. Я сама так решила. Ну, как еще молодым свои семьи построить, если под ногами вечно будет старая бабка путаться. А здесь мне хорошо, я люблю природу…».

Так и жила эта бабушка на своей скамейке, сходя с нее лишь по мере необходимости. Например, сходить в платный туалет, в который охрана пускала ее бесплатно. Или дойти до ближайшего отделения банка, чтобы получить пенсию. А получив ее, она половину денег относила внукам. На остаток жила месяц. «А много ли мне надо?», - улыбалась она своими грустными глазами.

Местные настолько привыкли к этой бабушке, что помогали, кто чем мог. Хотя подаяния она принимала крайне неохотно. А вот поговорить всегда была готова.

Обычно те, кто рано шел на работу через парк, видел, что бабушка еще отдыхает. И старались пройти, как можно тише. Мужики понижали голоса, стараясь не потревожить бабушкин сон.

Обычно старушка поднималась часов в семь утра. Но однажды прохожие, которые шли в девятом часу утра, заметили, что она все еще лежит под своим покрывалом. Подошли, тронули. И все поняли. Нет больше бабушки.

Заметили зажатую в ее руке записку. Осторожно вынули, прочитали написанное аккуратным учительским подчерком: «Скажите внучке, что белье смертное лежит в старом шкафу в самом низу. Там же конверт с деньгами на похороны».

К записке прилагался номер телефона и адрес. Даже своей смертью странная бабушка не хотела доставлять лишних хлопот своим любимым внукам…

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия