Москва
29 ноября ‘20
Воскресенье

Муж простил загулявшую жену и лишь потом понял, как сильно он ошибся

Когда Кирилл приехал из длительной командировки, его ждал крайне неприятный сюрприз. Во время его отсутствия супруга завела себе любовника.

Он даже домой не успел зайти, как бабушка-соседка, проводящая дни на скамейке у подъезда, уже нашептала ему - мол, супруга твоя мужиков к себе водила, пока тебя не было.

Когда Кирилл зашел домой, жена Света по его глазам поняла, что муж все знает. Упала ему в ноги. Плакала, кричала, корила себя. Мол, дура, бес попутал и все такое. Прости. Хотя бы ради наших детей. А у пары, кстати, подрастали сын с дочкой.

Не просто далось Кириллу его решение. Сначала двое суток пил беспробудно. По «пьяной лавочке» гонял жену и обзывал последними словами. Та молчала, терпела. Понимала, что заслужила.

На третьи сутки Кирилл решил – будь, как будет. Сказал жене-предательнице, что они попробуют начать все с чистого листа. И начали они пробовать. Правда, отношение мужа к жене все еще было прохладным. Он даже спать ложился в зале, на диване. «Не могу пока к тебе прикасаться. Пусть какое-то время пройдет», - сказал он.

А через неделю после его приезда выяснилось, что Света… беременна. И ясное дело, что муж к этой беременности не имел никакого отношения. Очередное испытание для бедного мужика. Аборт мог стать выходом из ситуации. Да у светы по женской части здоровье было слабое. Нельзя ей было аборт делать.

И вновь для Кирилла наступил момент принимать тяжелое решение. Толь ко что узнал об изменах жены, а тут еще и ребенка чужого она носит под сердцем.

И снова супруг принял решение в пользу сохранения семьи. Вздохнув, сказал супруге – рожай. Раз уж простил тебя, грешницу, значит, и ребенка чужого приму. Только принимать пришлось сразу двух. Родила Светлана двойню, двух девчонок.

Кирилл был в шоке, и целую неделю глушил свою боль алкоголем. Потом очухался. Сам же сказал, давай с чистого листа. Что ж, назвался груздем, полезай в кузовок. Дал он новорожденным девочкам свою фамилию, его записали отцом в их свидетельства о рождении. Жизнь потихоньку возвращалась в прежнее русло.

Время шло, Кирилл начать забывать о своих прежних обидах. Более того, он всячески помогал жене по дому и с детьми. Отпрашивался пораньше с работы, гулял с малышами.

А потом вдруг заметил Кирилл, что он все чаще остается дома один со всей детворой. Свете то в магазин приспичит, хотя холодильник полон еды. То в парикмахерскую – почему-то обязательно вечером. То к подруге заболевшей – пожалеть бедную, утешить, в аптеку за таблетками ей некому сбегать.

Возвращалась супруга все больше поздно вечером. Глазки прятала. А от самой вином попахивает. И понял мужик, что его благоверная опять пошла вразнос.

Однажды взял ее за «хребет», спросил обо всем напрямую. А она и скрывать не стала. Замахнулся было Кирилл. Но бить не стал. Подал на развод.

Так как их «трешка» на шесть человек явно не делилась, ушел Кирилл жить в общежитие завода, на котором работал. Комнатка в двенадцать квадратов на краю города с удобствами в конце коридора. Да еще алименты платит аж на четверых детей.

А вот бы ему, узнав об изменах жены, сразу на развод подать. Сейчас все было намного проще. Но что теперь локти кусать, что жалеть? Стрелки часов можно назад перевести, да только само время вспять не ходит.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия