Москва
15 апреля ‘21
Четверг

Свой среди чужих: четыре жизни разведчика Ибрагима Аганина

Он вошел в историю органов безопасности как уникальный разведчик, сумевший прожить две чужие жизни противника и два раза свою собственную.

Рождение легенды

Под легендой офицера вермахта 20-летний Аганин был внедрен в гитлеровскую спецслужбу - тайную полевую полицию. Там он больше года добывал ценнейшую разведывательную информацию, и доносил ее до советского командования.

А еще спас множество жизней захваченных в плен партизан и подпольщиков. При этом Аганин ежедневно рисковал быть разоблаченным, несколько раз находясь буквально в шаге от разоблачения. Но нацисты так и не сумели раскусить в своем стане вражеского агента.

Татарин по национальности, Аганин родился в мордовской глубинке в 1923 году. Его семья жила впроголодь, но один из более зажиточных родственников заметил, насколько Ибрагим смышленый и любознательный.

И взяв его к себе в дом, дал хорошее образование. Например, уже в 14 лет Ибрагим читал в оригинале труды Энгельса, а в 18 свободно говорил по-немецки.

В 1940 году Ибрагим поступает университет имени Баумана, и считается одним из лучших студентов. Но с началом войны уже после первого курса бросился в военкомат, и потребовал записать его на фронт добровольцем.

Ему было чуть больше восемнадцати, а он уже показывал себя настоящим героем. Не раз поднимал свое подразделение в рукопашную схватку, бывал за линией фронта, и однажды даже самолично притащил в свое расположение немецкого «языка».

После тяжелого ранения и госпиталя Ибрагима отправляю на курсы переводчиков. Однако, курсы на с амом деле оказались настоящей спецшколой для подготовки разведчиков, которым будем суждено действовать во вражеском тылу.

Аганину также пришлось вживаться в роль немецкого офицера. Легенду ему невольно помог придумать захваченный в плен немецкий офицер Отто Вебер Ибрагима поместили рядом с ним в лагерь для военнопленных.

Там во время разговоров Аганин постепенно узнавал все о своем новом «друге». Их сближению помогало и то, что они были ровесниками. Обоим было по двадцать лет.

Под первой легендой

Подлинные документы и отличный немецкий язык помогли Аганину с честью выдержать потом многочисленных проверок и стать штатным переводчиком одного из самых закрытых немецких служб -- подразделение полевого гестапо ГФП-721. Так закончилась собственная жизнь Аганина, и началась его вторая под фамилией Вебер.

Сначала служил в Донецке, где сумел наладить связь с местными подпольщиками, через которых и передавал добытую информацию советскому командованию.

Однажды был буквально в шаге от провала. Кто-то сделал запрос по поводу его «матери», проживавшей в Берлине. Аганин понял, что проверка продолжится, и решил уходить к своим. Однако, его советское начальство не дало ему разрешения, приказав оставаться на оккупированной территории.

Легенда, добытая кровью

И тут, на счастье, Вебера направляют в командировку в Киев. В поезде Аганин знакомится с Рудольфом Клюгером, который едет отдыхать в санаторий. Напившийся Клюгер болтал без остановки, выкладывая своему собеседнику фактически всю информацию о себе и своей службе.

На одной из станций, когда поезд остановился, Аганин предложил Клюгеру сходить за выпивкой. По пути, улучив момент, Ибрагим убил немецкого офицера, а его труп подбросил на рельсу, заранее поменявшись с ним документами.

Так Вебер превратился в Клюгера, а Клюгер в Вебер. Именно под этой фамилией позднее обнаружат обезображенный поездом труп. А сам Аганин-Клюгер благополучно устраивается в Крымский санаторий, начав свою третью уже жизнь.

Понятно, что после санатория возвращаться в свою часть ему было нельзя. Поэтому Ибрагим делает все, чтобы завести в Крыму полезные знакомства. Одним из новых влиятельных друзей становится полковник Курт Брюннер, который рекомендовал его в полевое гестапо ГФП-312, которое действовало на полуострове.

В Крыму нашему разведчику далеко не сразу удалось наладить связь с местными подпольщиками. Лишь уговорив сдаться партизанам одного румынского офицера, который стал сомневаться в победе Вермахта в войне, Аганин сумел сообщить о своем существовании. Это был очень рискованный шаг. Но он все-таки сработал.

Драматическая любовь

Вскоре на улице в Феодосии к нему подошла миловидная девушка. Назвала пароль. Это была советская разведчица, крымская татарка Алиме Абденанова, связанная с партизанами.

Они притворялись влюбленной парой, это позволяло им встречаться. Во время так их свиданий Ибрагим передавал девушке сведения для «большой земли». Правда, их фиктивный роман очень быстро превратился в настоящий. Правда, очень коротким.

В феврале 1944 года группа Алиме Абденановой была раскрыта, а все ее члены арестованы. После жестоких пыток и длительных допросов сама Алиме была расстреляна.

Аганин слишком поздно узнал о том, что радистка группы Лариса Гуляченко стала работать на фашистов и сдала группу. Так что, он уже ничем не смог помочь Алиме.

Возвращение

К своим Аганин попал весной 1944 года. В то время многие немецкие подразделения уже бежали из Крыма. Отступая вместе с всеми, Ибрагим сумел воспользоваться неразберихой в рядах немцев. И улучив момент, покинул свою отступающую часть, и перешел линию фронта, начав четвертую, на этот раз уже свою собственную жизнь.

После возвращения Аганин долгое время лечился. Потом закончил Бауманку, где все еще числился студентом, успешно защитил диссертацию, после чего работал в различных НИИ, занимался разработками в области обороны.

Но и давно закончившаяся война не отступала из его жизни и в мирное время. Аганин исследовал сотни немецких архи вов, попавших руки Красной армии. И с их помощью выявил немало предателей и карателей, сменивших личины и живших под видом мирных граждан.

На многих судебных процессах стал главным свидетелем обвинения по делам на коллаборационистов. Он принимал участие и в международном Нюрнбергском процессе.

Такая бурная жизнь и вечные поиски правды подорвали его здоровье. В 1987 году Ибрагим Аганин умер от обширного инфаркта. Но память о герое жива до сих пор.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия