Москва
21 апреля ‘21
Среда

Самые обычные сегодняшние вещи, за которые в СССР сажали в тюрьму

За многое из того, что сегодня мы видим вокруг себя ежедневно, во времена СССР вполне можно было оказаться за решеткой.

Нищенство

Сейчас попрошайки на улицах наших городов, увы, дело обыденное. Кто-то им подает, кто-то не обращает внимания. Мимо нищих с протянутой рукой зачастую равнодушно проходят мимо даже сотрудники полиции.

Самое главное, чтобы общественный порядок не нарушался. А по поводу незаконного «предпринимательства» пусть другие разбираются.

Но чаще всего попрошаек просто гонят с насиженных мест в тех случаях, когда сюда приезжало какое-нибудь значимое лицо. Когда «лицо» уезжало», нищие снова возвращались на свои «пятаки».

В Советском союзе все было по-другому. Быть нищим в СССР прямо запрещал закон. Статья 209 УК РСФСР гласила, что если кто-то систематически, то есть, на постоянной основе занимается бродяжничеством или попрошайничеством, может быть наказан исправительными работами на срок до одного года. А то и попасть в колонию на пару лет.

Кстати, под законодательное понятие «систематическое занятие» определялось в той ситуации, когда гражданина предупреждали о недопустимости его образа жизни дважды. Не внял, получили уголовное наказание.

Считалось, что нищенства, как и многого другого, включая секс, в нашей советской стране не было. Хотя бы потому, что в СССР якобы попросту не было социальной основы для порождения нищих. Ведь каждый взрослый человек обязан был трудиться. А если нищий, значит, бездельник.

Тем не менее, нищие в Советском союзе имелись. Особенно много их было после Великой Отечественной войны, когда появились тысячи искалеченных и лишившихся крова людей.

Тогда обескровленная страна просто не успевала помогать всем. Были нищие и в более благополучные времена. Посреди улицы, конечно, они не сидели, но, к примеру, возле церквей они имелись всегда.

Тунеядство

Та же самая статья 209 УК РСФСР предусматривала наказание и за «ведение иного паразитического образа жизни». Под это определение подпадали случаи, «когда лицо уклоняется от общественно полезного труда и проживает на нетрудовые доходы более четырех месяцев подряд или в общей сложности в течение года».

Тунеядцам, так же как и попрошайкам, грозил тюремный срок или исправительные работы сроком до четырех лет. При этом под «общественно-полезным трудом» понималась исключительно работа в санкционированной государством форме.

Когда действительно тунеядец, здесь понятно. Но были такие факты обвинительных приговоров, от которых сегодня за голову схватишься.

Например, инженер устал жить на небольшую зарплату, ушел с завода и оборудовал собственную кролиководческую ферму. Доходы с этой фермы, где бывший инженер вкалывал от зари до заката, и явились поводом для возбуждения дела.

Или вот другой случай. Сотрудник пожарной части в выходные подрабатывал на местном рынке – торговал овощами. Со временем сравнил доходы, и со службы ушел. Все, тут же стал фигурантом уголовного дела. Вот такие «тунеядцы» встречались в СССР.

Спекуляция

Согласно статье 154 УК РСФСР спекуляцией назвали «скупку и перепродажу товаров или иных предметов с целью наживы». Попавший по этой статье на скамью подсудимых мог попасть в места не столь отдаленных на срок до семи лет.

Но еще страшней, чем попасть в тюрьму, была конфискация имущества. Человек мог наторговать на несколько сотен, сесть в тюрьму на пару-тройку лет, а отберут в пользу государства во много раз больше, чем наспекулировал.

Сегодня современным россиянам очень сложно понять, в чем тут заключается состав преступления, поскольку все вещевые рынки заполнены этими самыми «спекулянтами».

Самогоноварение

Заниматься самогоноварением с целью сбыта и в наши дни законом запрещено. Как с этим борются, когда самогонные «точки» десятками чуть ли не открыто работают в каждом российском городе, (не говоря уж о селе), это тема для другой истории.

В основном современные самогонщики пользуются тем, что гнать «магарыч» для собственных нужд не запрещается. А вот в советские времена воспрещалось даже такое. И это, казалось бы, невинное занятие, было чревато крупными неприятностями.

Статья 158 УК РСФСР за изготовление и хранение без цели сбыта самогона или самогонного аппарата грозила исправительными работами до шести месяцев или штрафом до 100 рублей.

А уж если доказано, что варил самогончик для продажи, более, того, для постоянного сбыта, штраф мог доходить уже до 300 рублей. А в отдельных случаях можно было и угодить за решетку года так на три.

Регламентированная вера в Бога

Быть верующим в СССР не запрещалось. Но выставлять это напоказ не полагалось. Более того, служители культа и их прихожане всегда должны были помнить о существовании в Уголовном кодексе РСФСР статьи 142.  Она называлась «Нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви».

Согласно этой статье запрещалось осуществлять принудительный сбор в пользу религиозных организаций и служителей культа, изготовление и распространение сообщений, листовок, призывающих к неисполнению законодательства о культах и все в таком духе.

Наказание по этой статье было сравнительно небольшим – от года принудительных работ до 50 рублей штрафа. Но даже эту статью верующие умели обходить, собирая подаяния в виде церковных попрошаек. Хотя и за это была своя статья.

Контрреволюционная деятельность

Печально знаменитая «58-я статья» УК РСФСР в редакции 1922-го года, по которой, особенно в сталинские годы, были осуждены миллионы и казнены десятки тысяч людей.

Статья включала в себя не только пресловутую измену Родине, но и с десяток других «рубрик». В давние смутные времена подвести под 58-ю было проще простого, а сотрудники НКВД, по слухам, даже соревновались между собой, кто выявит больше «врагов народа».

В конце 30-х и в 40-е годы по этой статье мог стать к стенке и генерал, который чем-то не понравился вождю, и простой работяга по доносу соседа, которому понадобилась его комната в коммуналке.

А вся вина бедолаги могла заключаться в том, что в его бригаде работал, к примеру, поляк, и у них в раздевалке ящики для одежды находились рядом. Значит, общались. Значит, обсуждали что-то. Что именно обсуждали, в застенках НКВД выяснять умели.

Но времена менялись. В 1961 году эта статья утратила силу, уступив место статье 69 «Вредительство». Ее подвох заключался в том, что нарочно никто в те времена особенно не стремился подрывать советскую промышленность, сельское хозяйство, торговлю и прочие сферы.

Но попасть под статью можно было «действие или бездействие, приведшее к подрыву…». Не включил вовремя станок, навредил экономике страны. Включил станок, но тот сломался, тоже запросто под статью.

Оказаться за решеткой мог руководитель предприятия или рабочий, допустивший безо всякого злого умысла промашку на производстве. Так что, сломанный станок мог сломать жизнь и все тому же работяге и его начальнику. А наказание по 69-й было будь здоров. От восьми до пятнадцати лет, да еще с конфискацией имущества.

Мужеложство

В 20-х годах страна шла по пути гей-толерантности. Сразу после революции соответствующая статья царского законодательства была упразднена.

Уголовная ответственность за мужеложство была введена в СССР лишь в 1934 году. Способствовал этому Генрих Ягода, который заявил в руководству страны о раскрытии целой сети подпольных притонов, где «мужики с мужиками устраивали оргии».

Но что хуже всего, по мнению Ягоды, основатели этих притонов вовлекали в свое сообщество советскую молодежь, развращали ее и прививали определенные западные ценности.

Вот это уже был серьезный сигнал. Статью о мужеложстве в УК вернули, и против любителей нетрадиционного секса развернули серьезную кампанию.

Мужеложство относилось к преступлениям против личности и каралось лишением свободы до пяти лет. При отягчающих вину обстоятельствах, например, при сношении с несовершеннолетним или с применением насилия, срок увеличивался до восьми лет.

Статья УК РСФСР 121 «Мужеложство» была отменена только в 1993 году. Это была новая Россия, уже пришли лихие девяностые, когда можно было все. Но это тоже уже совсем другая история…

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия