Москва
2 апреля ‘20
Четверг

Кантемир Балагов: «Теснота», «Дылда» и Канны

Кантемир Балагов. Биография: школа Сокурова, «Теснота», «Дылда» и две премии в Каннах.

Биография режиссера

Кантемир Балагов родился в конце июля 1991 года в столице Кабардино-Балкарии Нальчике. Его мама работала в школе учительницей химии и биологии, а также завучем, отец был предпринимателем.

Еще в юношеские годы Кантемир увлекся просмотром киномейнстрима, а после школы сам занялся съемками небольших видеороликов. Следующим его достижением стал веб-сериал, эпизоды в котором длились по 10 минут. Снимал его Балагов вместе с друзьями.

В какой-то момент Кантемиру повезло, он нашел свое место в жизни. Молодой талант набрался смелости и написал письмо знаменитому режиссеру Александру Сокурову, который в то время руководил творческой мастерской в КБУ имени Бербекова. Сокуров разглядел в молодом человеке талант, в результате Балагова зачислили прямиком на 3-й курс.уз он в итоге вполне успешно закончил.

За время учебы Кантемир Балагов снял несколько короткометражных лент – «Андрюха», «Молодой еще», «Она ждет» и др. Некоторые из них показали в 2014 году на фестивале в швейцарском Локарно.

В том же году Балагов выступил сценаристом для картины «Софичка», которую снимала его однокурсница Кира Коваленко.

«Теснота» и Канны

Полноценный режиссерский дебют Балагова пришелся на 2017 год. Он закончил ленту «Теснота». Ее показали в программе «Особый взгляд» на 70-м фестивале в Каннах, где она удостоилась приза ФИПРЕССИ.

Картина рассказывает о живущей в Нальчике в конце 90-х годов еврейской семье, в которой есть дочь-бунтарка Ила и сын Давид, слушающийся родителей. Именно его и его невесту похищают с целью потребовать выкуп.

В саундтрек фильма «Теснота» вошла и песня чеченского барда Тимура Муцураева под названием «Иерусалим». В 90-х Муцураев участвовал в Первой Чеченской войне, служил в батальоне Руслана Гелаева. Песня «Иерусалим» звучала ранее в картине «Война» Алексея Балабанова. Видеозапись на эту песню включена в Федеральный список экстремистских материалов.

В 2019 году новая лента молодого режиссера оказалась в каннской программе «Особый взгляд». И снова в призах. На этот раз «Дылда».

Режиссер не смог сам забрать свой приз в Каннах, после премьеры он сразу вернулся в Москву. От его лица приз в номинации за лучшую режиссуру забрал продюсер фильма «Дылда» Александр Роднянский.

Он отметил, что Балагову всего лишь 27, и для столь молодого режиссера это выдающееся достижение. По словам Роднянского, Балагов снимает не ради наград, для него первичны честность замысла и реакция зрителей.

Претендент на «Оскар»

В конце сентября 2019 года стало известно, что «Дылда» номинирована как «Лучший фильм на иностранном языке» на премию «Оскар». Об этом решении Российского оскаровского комитета сообщил его глава Владимир Меньшов.

Военная драма, длящаяся свыше 2 часов, частично базируется на произведении нобелевского лауреата по литературе Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо». В главных ролях снялись Виктория Мирошниченко, Василиса Перелыгина, Константин Балакирев и Андрей Быков.

Критики считают, что выдвижение «Дылды» закономерно. Киновед Кирилл Разлогов отметил, что у ленты есть преимущества перед остальными российскими картинами. Это мировое признание и наличие в качестве продюсера Александра Роднянского, поскольку у последнего в активе уже есть номинированные на «Оскар» ленты.

Схожее мнение высказала и режиссер Наталья Меркулова. По ее словам, получение двух наград в Каннах – это признание международной общественности, у ленты сложилась определенная репутация. Меркулова считает, что у картины хорошие шансы оказаться в шорт-листе.

Кинокритик Илона Егиазарова полагает, что шансы «Дылды» на шорт-лист высоки в свете вшитых «маячков» – намеков на лесбийскую связь между героинями, линии сильных женщин и критики советской власти.

Попадет ли «Дылда» в шорт-лист, станет ясно в январе 2020 года.

Скандальная линия

На Каннском кинофестивале «Дылду» выдвинули еще и на награду «Queer palm», которую вручают за лучшие фильмы, затрагивающие ЛГБТ-тематику. Фильм проиграл «Портрету девушки в огне», снятому Селиной Сьяммой, но в России заметили само выдвижение.

После показа фильма 20 июля 2019 года в московском кинотеатре «Октябрь» пожилой зритель в ходе обсуждения поинтересовался у режиссера: «Как можно снимать такую мерзость?!»

Сам Балагов заявил, что снятое им кино – «не о любви женщины к женщине». Он добавил, что не закладывал в ленту «ничего лесбийского».

Публицист Егор Холмогоров, придерживающийся патриотических взглядов, отметил, что фильм – «совершенно бездарная, топорная и унылая киноподелка», которая пытается угнаться за вкусами американских киноакадемиков. «Фильм о двух фронтовых подругах-лесбиянках в послевоенном и послеблокадном Ленинграде, еще и случайно погубивших ребенка и ставших полными чайлдфри. Такое на «Оскаре» вроде бы любят», – высказал он свое мнение.

Отзывы критиков

Обозреватель «Комсомольской правды» Сергей Селедкин остался недоволен увиденным. Он обвинил режиссера в том, что тот «порезал в винегрет разную трэшачину: эвтаназию; смерть маленького ребёнка; лесби-тему, проституцию, секс на троих, суррогатное материнство, доносы и шантаж».

Редактор портала «Искусство кино» Егор Беликов заметил, что картина – это «аккуратная и очень художественная историческая реконструкция», во многом оглядывающаяся на книгу Алексиевич. Однако в итоге ей не хватает живости, и она остается натюрмортом, сетует критик.

Обозревательница газеты «Культура» Марина Александрова заявила, что фильм – это сильная попытка заменить гордость великим подвигом народа на ужас и стыд. Однако критик признает, что снят он «действительно высокопрофессионально и талантливо».

Известный российский кинокритик Антон Долин, ныне сотрудничающий с «Медузой», уверен, что фильм подтвердил, что Балагов – большой мастер и самобытный художник. По его словам, режиссер взял, с одной стороны, изъезженный материал, а с другой – без пяти минут опасный, и нашел к нему свежий подход.

Обозреватель сайта «Кино-Театр» Екатерина Барабаш отметила, что Балагов использует причудливую смесь реализма и элегантной символики, что порой оборачивается подозрениями в самолюбовании. Однако в контексте современного российского квазиантивоенного кино «Дылда» звучит не фальшивой нотой, уверена она.

Мы рекомендуем

Полная версия