Москва
7 июня ‘20
Воскресенье

Молодым и невдомек

Мы с мужем уже сорок три года празднуем 14 февраля.

Годовщина нашей с мужем свадьбы - 14 февраля. Когда в тысяча девятьсот семьдесят пятом женились, в Советском Союзе о празднике всех влюбленных еще и слыхом не слыхивали. Просто так удачно совпало. Не помню случая, чтобы в этот день мы с Геной друг друга не поздравили. И чтобы поссорились - тоже не припомню, хотя за сорок три года супружеской жизни бывало всякое. И ругались иногда, и обижались, а недавно даже до рукоприкладства дело дошло: я кинула в мужа выуженным из-под кровати катышком грязных носков, а он в меня - наполовину очищенным мандарином. Причем оба бросали свои «снаряды» прицельно, и оба промахнулись.

Но это я немного отвлеклась от темы. А хотела рассказать о том, как мы провели знаковый для нас день в прошлом году. Проснулась я, как обычно, в шесть и обнаружила, что к моей руке приклеен бумажный квадратик, а на нем написано: «Иди на кухню!» Вот так, в приказном порядке, без всяких телячьих нежностей. Но женщина - существо любопытное, и я не исключение.

...В центре кухонного стола стояла парадно-выходная конфетница, а в ней горкой мои любимые сырники. К верхнему приклеен еще листочек: «Приятного аппетита. А после - в ванную». Завтракать я пока не стала (интересно же, что за сюрприз меня еще ждет), но в горке сырников поковырялась. Ну конечно, все до единого с одной стороны подгорели! Но растрогалась, чуть ли не до слез: надо же, не поленился, встал в пять утра и нажарил! Даже изюм в творог положить не забыл!

...На полочке в ванной я обнаружила коробочку с бантиком. Содрала обертку и увидела крем для лица. Известной фирмы и явно недешевый. И что меня особенно умилило, так это надпись на баночке: «Для молодой кожи». На зеркале - новая подсказка квеста: «Иди в прихожую», а там, на двери - последняя: «Открывай!» Выполнила и это задание. На пороге стоял Гена с букетом нарциссов руках:

- Нинка, с годовщиной!

- И тебя. А если бы я до десяти проспала, так бы под дверью и торчал?

- Ты последние лет десять ровно в шесть без всякого будильника просыпаешься, так что все под контролем!

Вручила ему ответный подарок - собственноручно связанный свитер - и тут же заставила надеть.

- В пузе чуть узковат, - пожаловался муж, втягивая живот.

- А нечего по ночам бутерброды жрать, - ласково посоветовала я.

Потом мы пошли в парк. Гена взял напрокат санки и стал меня катать. Когда оказались на безлюдной аллее, и я его немного покатала. Затем сходили в кино на комедию, из кинотеатра перебазировались в кафе - взяли по чашке зеленого чая (он понижает давление) и по салату с морепродуктами. Пока ели-пили, вспоминали, как в молодости любили ходить в чебуречную, которая была здесь же, в парке. Набирали чебуреков на все имеющиеся деньги, совершенно не беспокоясь о том, сколько в них вредного холестерина.

Вернувшись, домой, посмотрели альбом со старыми фотографиями, потом телевизор. В девять вечера поужинали и легли спать. Ну, не совсем спать, потому что, несмотря на возраст, есть еще порох в пороховницах (тьфу-тьфу-тиру, чтоб не сглазить)... Гена уснул, а я вспомнила, как сегодня в кафе девушка за соседним столиком сказала своему парню: «Смотри, какие старички. Лет через сорок пять и мы станем такими же - скучными и предсказуемыми...» Тихонько засмеялась: молодым и невдомек, что с возрастом стареет только тело, а в душе нам и сейчас по двадцать!

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия