Москва
23 апреля ‘18
Понедельник

«Китай при помощи «Роснефти» будет прогибать «Газпром»

Директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов о том, к чему может привести либерализация экспорта газа, о проблемах и перспективах российского газового рынка.

 

Глава «Роснефти» Игорь Сечин на совещании президентской комиссии по ТЭК 13 февраля попросил либерализовать экспорт сжиженного природного газа с шельфа. Владимир Путин поручил «продумать возможную поэтапную либерализацию экспорта газа».  Сейчас право зарубежных поставок газа в любом его состоянии есть только у «Газпрома». Пока речь идет только об экспорте СПГ. По мнению Константина Симонова, идея состоит вовсе не в экспорте СПГ, а в экспорте трубопроводного газа, который «Роснефть» захочет продавать в Китай.  

-Константин, по вашему мнению, что означает либерализация экспорта газа и к каким последствиям это может привести?

У нас сейчас наблюдается  паническая реакция на то, что происходит на европейском рынке газа, и эта реакция может привести к самым непродуманным и даже катастрофическим последствиям. Почему я считаю, что эта идея спорная? По той причине, что это приведет к тому, что российский газ начнет конкурировать на том же европейском  рынке с российском газом.

По моему мнению, настоящей целью «Новотека» и «Роснефти» является продажа трубопроводного газа. Мне кажется, что идея отменить монополию на экспорт СПГ на самом деле нацелена на поэтапную отмену монополии на экспорт трубопроводного газа. И в результате  Китай при помощи «Роснефти» будет прогибать «Газпром». И вот возникает вопрос, с точки зрения интересов страны, это разумная политика?

-Какие в России существуют проекты СПГ, не связанные с «Газпромом»?

Существует три проекта:  Ямал СПГ, Печора СПГ и еще один проект – «Роснефть»  и ExxonMobil будут строить завод по производству  СПГ во Владивостоке.

 Печора СПГ самый  небольшой проект, поэтому  рассматривать его в качестве усиления позиций России на газовом  рынке газа несерьезно. Ямал СПГ, основным акционером которого является «Новотэк» ,– самый реальный, бойкий и бодрый проект, который активно поддерживается государством.  Так, государство  предоставило для него особый налоговый  режим, расширило ресурсную базу, строит порт Сабетта, финансирует строительство ледокольного флота.

И третий проект, заявленный «Роснефтью» по строительству  завода по производству СПГ во Владивостоке. Пока там не названа ресурсная база, но на данный момент я вижу лишь проект Сахалин 1, который  обладает достаточной ресурсной базой.

-Но «Газпром» может влиять на экспорт газа этих проектов?

У проекта Ямал СПГ есть уникальное агентское соглашение с «Газпромом», которое предполагает, что «Газпром» берет на себя функцию таможенного оформления этого газа, т.е. когда  газ пересекает границу, «Газпром» выплачивает 1 %, потом газ возвращается в проект Ямал СПГ, который этот газ продает.

«Новотек» может самостоятельно вести переговоры, и он их уже проводит. Компания  Total -  второй учаcтник этого проекта публично  заявил, что он ведет переговоры с  пятью европейскими компаниями, в частности испанскими.  Я хочу сказать, что  нынешняя экспортная монополия «Газпрома» не мешает «Новотеку» вести переговоры о продажах этого газа,  как раз за счет агентского соглашения.

Например, «Газпром не поставляет газ в Испанию, поскольку стоимость транспортировки  сжиженного газа  в 5-6 раз дороже, чем транспортировка газа по трубе. Поэтому, СПГ может дополнять газпромовские трубопроводные поставки. Но что это мешает делать сегодня? Если фактически «Газпром» предоставил вам это право агентским соглашением, зачем отменять эту экспортную монополию.

Если посмотреть закон об экспорте, принятый  в 2006 году, проекты, реализуемые  в режиме соглашения о разделе продукции, не попадают под действие этого закона. Таким образом, для того чтобы продавать СПГ с Сахалина, не нужно ничего менять, этот проект не попадает под действие закона экспорта газа 2006 года.

Еще раз повторю, эти два проекта – им продавать газ ничего не мешает, для этого не нужно менять законы.

-Что касается цифр, которые говорят о том, что «Газпром» теряет долю на европейском рынке, с чем эти потери  связаны?

Цифры действительно  говорят о том, мы теряем долю, а Норвегия наращивает. Почему это происходит? Дело в том, что существует принципиальное  различие между российской и норвежской позицией.  Когда Норвегия приходит с газом на европейский рынок, им говорят, ситуация поменялась, вот есть долгосрочные контракты, мы хотим у вас подешевле покупать. И Норвегия идет на уступки. Россия на эти уступки не идет. Правда «Газпром» проявляет гибкость, но если Норвегия любой каприз исполняет, то «Газпром» требует выполнить те контрактные обязательства, которые были взяты на себя европейскими  покупателями.

К тому же, если посмотреть на падение выручки «Газпрома»  на европейском рынке по прошлому году, оно не выглядит катастрофическим и составляет не более 2%, И опять же это происходит из-за того, что «Газпром» не хочет продавать газ дешево.

-По прогнозам, Европу ожидает рынок краткосрочных контрактов, в этом случае, какая политика необходима?

Действительно, скоро а Европе будет спотовый рынок – т.е. рынок краткосрочных контрактов, где ситуация будет меняться очень быстро, будут быстро меняться и продавцы. Поэтому, больше такой сильной привязки к продавцам не будет. 

Нужно ли в этой ситуации бороться за долю? Мне кажется надо отталкиваться от денег, которые зарабатывает страна, а не от объемов продаж. Когда мы говорим, что Норвегия захватывает рынок,  в это же время в деньгах она не сильно выигрывает.  

Что касается Алтайской трубы, которая соединяет уже существующие месторождения в Надым- Пуртазовском районе, «Газпром», вполне возможно, лишь  хотел показать европейцам, что, если они демонстрируют нежелание брать российский газ, то он уйдет в Китай. Но дело в том, что в этой части Китая на западе нет проблемы с газом, поскольку эта часть Китая получает газ из Туркмении по более низким ценам.  Я считаю, что существует другое перспективное направление -  это газопровод от Чаяндинского месторождения в Якутии через Хабаровск до Владивостока. И по этому проекту можно включать в переговоры  Японию, Корею, Тайвань. К тому же, за счет этого трубопровода, можно отдельно вести переговоры и с  Китаем.

О спикере

Константин Симонов

 

Директор Фонда национальной энергетической безопасности. Кандидат политических наук, магистр политической науки Манчестерского университета.

Более 15 лет занимается политической и экономической аналитикой. Специализируется на исследовании непубличной политики, структуры исполнительной власти России, политических рисков, экономических интересов политических элит, особенно в сфере нефте- и газодобычи. Константин Симонов является соавтором учебника по обществознанию «Обществознани. Глобальный мир в XXI веке». Автор учебника по политическому анализу и книг по внутри- и внешнеполитическим аспектам развития российского ТЭК и международной энергосистемы. Является авторитетным комментатором политических и экономических событий в российских и зарубежных СМИ.

Популярные посты

Андрей Нальгин
22.01.2018, 12:01
Игорь Стрелков
14.04.2018, 09:34
Андрей Нальгин
04.03.2018, 16:58
Андрей Нальгин
02.02.2018, 10:27
Журнал bulochnikov
26.01.2018, 17:06
Андрей Суздальцев
18.02.2018, 23:19
Полная версия