Москва
19 ноября ‘18
Понедельник

Евгений Бунимович: «В России более 90% - социальные сироты, т.е. сироты при живых родителях. Это говорит об очень серьезном неблагополучии в нашем обществе»

Почему в России проблема сиротства всегда была и остается такой острой, о том, как можно помочь семьям, которые оказались в тяжелой жизненной ситуации, когда им грозит лишение родительских прав или ограничение в родительских правах, о том ,как важно помочь воспитанникам детских домов найти себя, корреспонденту Infox.ru рассказал уполномоченный по правам ребёнка в Москве Евгений Бунимович

-Евгений Абрамович, хотелось бы первый вопрос задать по статистике: сколько в России детей-сирот?

Я хочу сразу отметить, что точной статистики по России нет. Но по Москве  существует такая статистика: сейчас примерно 18,3 тыс. детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, из которых в учреждениях находятся 4,1 тысячи, остальные – в замещающих семьях. Но даже та статистка, которая имеется, должна быть гораздо более подробной: она должна учитывать  возраст детей, пол, родственные отношения (братья и сестры), проблемы со здоровьем (количество детей с ограниченными возможностями и количество детей-инвалидов).  

-Что касается тайны усыновления, какое сейчас отношение к этому вопросу?

Эта сторона вопроса связана, в том числе и с острой проблемой зарубежного усыновления. Тут ситуация вообще непростая. Даже, несмотря на проблемы с другими странами, мы нередко лучше знаем, что происходит с сиротами в других странах, именно из-за того, что у нас есть тайна усыновления. Это вопрос очень серьезный. Есть много сторонников и противников того, чтобы отменить тайну усыновления. Поскольку, с одной стороны, меняется ситуация  в обществе, общество становится более цивилизованным и люди, усыновившие ребенка,  не должны теперь прятаться. С другой стороны, люди, усыновившие ребенка, не хотят разглашения, даже стараются  переехать в другой регион.

-По Вашему мнению, почему проблема сиротства в России всегда была и остается такой острой?

Действительно, самое главное  это понять, причины возникновения сиротства. Ведь в России более 90% - социальные сироты, т.е. сироты при живых родителях. Это говорит прежде всего об очень серьезном неблагополучии в нашем обществе, если столько детей оказываются сиротами при живых родителях.

-Почему дети становятся сиротами, какое место здесь занимают новорожденные дети, от которых отказываются родители? 

Здесь могут быть разные причины и ситуации. При этом каждый случай требует особой помощи, особого решения. Одна из причин, почему матери отказываются от новорожденных детей,  – нищета.  В данной ситуации важно помочь семье не только деньгами, но  и помочь матери устроиться на работу, получить профессию.

Другая ситуация – ранняя беременность, когда молодую женщину не поддерживает семья, бывает, что ее просто выгоняют из семьи. В Москве, например,  работает центр «Маленькая мама». Ведь гораздо важнее в этот момент человека поддержать, вместе   поискать перспективы жизни. Отказываясь от ребенка, женщина обрекает и себя, и своего ребенка, который остается без мамы.

Другая проблема - отказ от больных новорожденных детей. В нашей стране гораздо больше отказов, чем в западных странах, например, от детей с синдромом Дауна. Сами матери часто боятся, что не справятся с этой проблемой. Здесь важнейшим фактором является поддержка - с первой минуты. Причем, не только врачей, но и представителей общественных организаций. Важно, чтобы в роддом могли бы прийти представители таких организаций, родители таких же больных детей. Здесь важно донести до родителей, что воспитание ребенка-инвалида - это все равно счастье. Может, даже это счастье ощущается гораздо острее, когда ты даешь возможность жить и развиваться ребенку с проблемами здоровья. Ведь каждый его успех – это особое счастье для родителей. 

Также существует такой термин, как «сирот-пром»: часто девочки, когда выходят из сиротского учреждения и рожают ребенка, они отдают его туда же. Они действуют согласно определенной модели, которая в них заложена. Получается, что мы воспроизводим сиротство, и это замкнутый круг, который надо разорвать.

-Что касается мигрантов, которые приезжают в Москву, существует ли у этой категории женщин проблема отказа от новорожденных детей?

-Эти женщины, которые приехали в Москву работать, полулегально или нелегально, часто не планировали детей.  Как правило, они  не обращаются к врачам, иногда стараются избавиться от беременности какими-то допотопными средствами, и это только увеличивает шанс рождения ребенка-инвалида. Этот вопрос без внятной миграционной политики невозможно решить. Известно, что, по разным подсчетам, от четверти до трети женщин, рожающих детей в Москве, – мигранты.

-Что касается проблемы лишения родительских прав или ограничения в родительских правах, какая здесь ситуация? 

Это очень острая проблема. Нет у нас в стране единого мнения, ведутся ожесточенные споры: когда, в какой момент государство имеет право вмешиваться в дела семьи. Здесь вопрос и в том, насколько наши органы опеки являются органами помощи, а насколько – репрессивными органами.

В Москве в 10 раз больше случаев лишения родительских прав, чем ограничения в родительских правах. Это при том, что при статусе ограничения родительских прав, гораздо больше возможностей возврата ребенка родителям. И это показывает, что наша государственная система работает неправильно.  Конечно, семьи бывают трудные, не надо делать вид, что семьи, где происходит изъятие ребенка, такие замечательные. Но зачастую с такими семьями просто не хотят, не умеют работать. Ведь, если есть ограничения в родительских правах, то необходим серьезный план, как с этой семьей  работать. А лишить прав, отправить ребенка в детский дом – и это уже не твоя забота.

-Как-то можно работать с этими сложными семьями?

Тут ключевой вопрос – раннее выявление проблем семьи и профилактика. Важно помочь семье найти себя, надо заниматься оздоровлением семьи. Ведь часто для семьи, где ситуация очень тяжелая, где родители  страдают алкогольной или наркотической зависимостью, угроза потери ребенка является стимулом для того, чтобы семья старалась что-то сделать, как-то выйти из этой тяжелейшей ситуации. Сейчас мы пытаемся построить систему ранней профилактики для таких семей.  

-Кто будет заниматься такими семьями – государственные органы или общественные организации?

-Мы все больше пытаемся привлечь общественные организации. Проблемные семьи чаще готовы сотрудничать, идти на контакт, открыть свои проблемы людям из общественных организаций, чем из государственных органов. И это, кстати, серьезный симптом: недоверие к  нашим государственным органам.

-Что касается домов ребенка, вообще нужны ли такие учреждения?

Пребывание ребенка в казенном учреждении должно стать не нормой, а чрезвычайной ситуацией и главная задача – поиск семейного устройства. Сейчас в Москве мы организуем на базе детских домов и интернатов центры семейного устройства детей. Меняется цель, главное: найти семью.

Конечно, существуют очень тяжелые детские патологии, и для этих детей мы едва ли  сможем найти замещающие семьи. Это ключевой и тяжелый вопрос – кто остается в сиротских учреждениях?  Поскольку сейчас, в основном,  это дети с проблемами здоровья, или дети более старшего возраста, или братья и сестры (ведь взять сразу несколько детей намного сложнее). И не нужно иллюзий, что завтра все эти проблемы решатся.

-Что происходит с детьми, когда они выходят из детского дома, какие тут существуют проблемы?

Тут, с одной стороны, одна из ключевых проблем – проблема жилья. На протяжении десяти лет в Москве действует модель, когда мы исправно выделяем квартиры детям, которые вышли из детского дома. Каждый год мы даем около 500 квартир, эти квартиры первые пять лет нельзя продавать, и это необходимое условие, в том числе и  для защиты от мошенников. Сейчас этой проблемой больше стали заниматься регионы, но там до сих пор большие очереди. И это ужасно, потому что, когда человек выходит из сиротского учреждения и ему негде жить, он либо попадает в криминальную среду, либо сам становится жертвой криминальной среды.

Но наличие квартиры не решает других проблем - образования, работы, социализации.

-Как можно помочь и трудным семьям, и детям, оказавшимся в такой тяжелой ситуации?

Многие считают, что всем надо дать больше денег и проблема решится. На самом деле, все не так просто. Ключевое слово здесь - сопровождение. Сопровождение проблемных, сложных семей, помощь самого разного плана, поддержка – чтобы не было ситуации ограничения или лишения родительских прав, чтобы семья вышла из кризисной ситуации. Если родителей все же лишили родительских прав, важно сопровождение ребенка, чтобы он нашел семью. Важно сопровождение тех детей, кто остался в сиротских учреждениях, чтобы они смогли найти себя в этой жизни. В любом случае, причины, по которым дети становятся сиротами, -  очень разные, и решения, и помощь в связи с этим должны быть разные. Одним махом эту текущую проблему мы не решим.

 

 

Популярные посты

Игорь Стрелков
14.04.2018, 09:34
Андрей Нальгин
22.01.2018, 12:01
Игорь Стрелков
25.05.2018, 13:23
Андрей Нальгин
04.03.2018, 16:58
Андрей Нальгин
02.02.2018, 10:27
Полная версия