Москва
21 января ‘18
Воскресенье

«Военные предотвратили кровопролитие, остановив Египет от скатывания в гражданскую войну»

О продолжающемся противостоянии сторонников и противников исламистов в Египте, о роли временного правительства и военных в стабилизации ситуации, о возможных сценариях развития этого противостояния и о глобальных проблемах, которые затрагивают весь мир, корреспонденту Infox.ru рассказала руководитель Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Елена Супонина.

Многие эксперты полагают, что история Мухаммеда Мурси – в прошлом. Насколько, по Вашему мнению, сейчас сильны «Братья-мусульмане»?  Есть ли подсчеты, сколько существует сторонников и противников Мухаммеда Мурси и «Братьев-мусульман»?  

- Мухаммед Мурси является представителем очень мощной организации «Братья-мусульмане». Эта организация действует с 1928 года и имеет богатое прошлое. Свой успех на выборах она продемонстрировала еще при Хосни Мубараке, когда исламисты одержали серьезную победу на парламентских выборах 2005 года.

Очевидно, что  исламистов нельзя выбросить за борт политического процесса, поэтому нельзя и говорить о том, что исламисты остались в прошлой истории Египта вместе с Мурси, как одним из их представителей.

Военные сейчас предотвратили очень большое кровопролитие в стране, остановив Египет от скатывания в гражданскую войну. Но раскол в египетском обществе не преодолен. Оно  разделено на две части – на сторонников гражданского общества и на тех, кто видит будущее Египта в более религиозных тонах.

Оппоненты Мурси утверждают, что собрали более 16 миллионов подписей за его отставку. Правда, проверить эти цифры невозможно. Более показательными являются результаты президентских выборов в Египте, в результате которых и победил Мухаммед Мурси. Его оппонент  - представитель военных - генерал  Ахмед Шафик набрал всего на три с небольшим процента меньше голосов, чем Мурси. Известно, что за Мурси во втором туре президентских выборов летом 2012 года проголосовало около 13 миллионов египтян, а за его противника – около 12 миллионов.

При этом половина избирателей вообще не принимала участие в выборах. А вот активная часть египетского общества расколота ровно наполовину. И сейчас в Египте каждый день люди выходят на улицы, и я бы не сказала,  что это сторонники и противники лично Мурси -  это сторонники исламистов с одной стороны, а с другой стороны - их противники.

Страна находится на грани сползания в очень серьезное гражданское противостояние. Удержать Египет от этого на данный момент может только армия.

Может ли новая власть Египта, по Вашему мнению, решить эти проблемы?

-Я пока не вижу новой власти в Египте. Основная цель временного правительства, которое сейчас является руководством страны  - избавить египтян от кровопролития. И я не соглашусь с теми, кто говорит, что к власти пришли военные. Важно понимать, что военного путча в Египте не произошло. Военные сейчас, всего лишь, выступили в качестве буфера между одним и другим лагерем. Военные пытаются придерживаться  нейтралитета,  и их отношение к «Братьям-мусульманам» пока еще толерантное. Среди офицеров и высшего, и среднего звена есть те, кто симпатизирует исламистам. Причем не только «Братьям-мусульманам», но и другим, более радикально настроенным исламистам.

При этом армия, учитывая к тому же еще и позицию США, от которых зависит получение Египтом финансовой помощи, старается соблюсти хотя бы видимость демократии и направить процесс по обычному политическому руслу. А это означает, что будут предприняты все усилия для того, чтобы снова изменить проект конституции, поскольку новая  конституция как раз и вызвала сопротивление противников теократического государства.  Ведь новая конституция и стала одной из причин раскола общества.

Итак, сначала надо добиться компромисса насчет конституции, а уже только потом желательно провести парламентские и президентские выборы. Пока же Египтом будут править временщики. Другое дело, что в любой момент может наступить обострение ситуации и всплеск противостояния. Нет никаких гарантий, что ситуация будет развиваться по благополучному сценарию.

В Египте существуют определенные зоны напряжения, например, граница с сектором Газа. Как в этих областях будут развиваться события, какие там существуют реальные угрозы?

-Египет – это страна Северной Африки, а в этом регионе в настоящее время происходят тектонические потрясения. Чем больше продолжается нестабильность во всем регионе,  тем благодатнее становится почва для действий разного рода радикалов. Ведь в Египте даже при режиме Хосни Мубарака действовали экстремисты. Власти пытались с ними бороться. Было налажено сотрудничество со спецслужбами других стран, даже с Израилем, хотя отношения этих двух стран никогда не были простыми.

Тем не менее, в Египте совершались теракты. Вспомним теракт в Луксоре в 1997 году, когда погибли более полусотни туристов. Вспомним кровавое лето 2005 года, когда взрывы террористов-смертников потрясли курортный город Шарм-эль-Шейх. Тогда погибли и туристы, и местные жители. Опасность всплеска действий экстремистов существует и сейчас.  

Опасная ситуация складывается на Синайском полуострове, где находится много курортных городов. Контролировать  глубинные территории Синайского полуострова очень сложно. Местные бедуины предоставлены самим себе, контрабанда оружия там процветает.

Справиться с этими процессами будет трудно любым властям. Это вызывает большую озабоченность и у Израиля, поскольку с Египтом граничит палестинский сектор Газа – зона особой чувствительности для еврейского государства. Очевидно, что обстановка там будет в ближайшее время непростой.

Как, по Вашему мнению, могут повлиять события в Египте на политическую ситуацию в Турции и Тунисе?

-Тунис стал первой страной, где произошла так называемая арабская весна. Я недавно общалась с премьер-министром Туниса Али аль-Арейди, который принадлежит к числу умеренных исламистов. Он сказал, что одна из самых серьезных проблем, стоящих уже перед новым правительством Туниса - это взаимоотношения  с еще более радикальными исламистами – салафитами. То есть даже умеренным исламистам, пришедшим к власти в Тунисе, приходится непросто. Но они пытаются создавать коалиции с другими силами, в том числе с теми, которые настроены не так религиозно.

Однако самая важная проблема - это ухудшение социально-экономической ситуации во всем мире. Это так не только в Тунисе, Египте или Ливии.  Так оно и в Турции, и в странах Латинской Америки, и в Европе, и даже в России. К сожалению,  все события, которые сейчас происходят в разных точках земного шара, начиная от Бразилии до Турции и захватывая Ближний Восток, имеют общие корни. Это обнищание все более широких масс населения, отстранение среднего класса от принятия политических решений, экономический спад, финансовый кризис.

Мир переживает кризис, который сопровождается протестами части населения, особенно среднего класса. Недовольные выдвигают определенные требования, но удовлетворить их не всегда получается. В разных странах, возьмем Турцию или Египет, эти события принимают разную окраску. Но сейчас много где в ближайшее время будет очень неспокойно. Мы все вступили в период турбулентности.

Исламисты, которые в результате революций были допущены к власти в ряде арабских стран, очень хорошо понимают глубину и остроту стоящих перед ними социально-экономических проблем. Поэтому почти ни в одной арабской стране, где произошли перемены, исламисты не стараются полностью взять власть в свои руки. Они пытаются выстраивать коалиции. 

У бывшего египетского президента Мухаммеда Мурси этого не получилось. Хотя теоретически он понимал необходимость сотрудничества с другими политическими силами. Я с ним беседовала, и он говорил мне, в частности, что в одиночку, например, с проблемами коррупции и стремительного прироста населения в Египте справиться невозможно. Но реализовать свои замыслы он не сумел. И я сейчас не вижу ни одного политического лидера в Египте, который смог бы преуспеть в этом.

Какова сейчас экономическая ситуация в Египте, от кого страна может ожидать помощь?

-Обнищание бюджета – это общая беда для всех нынешних египетских руководителей. Пострадал и туристический сектор, также большая беда для страны это – коррупция. Египет сейчас выживает за счет иностранных кредитов. Для военных, которые удерживают страну от гражданской войны, стало благом, что Саудовская Аравия и ОАЭ обещали предоставить миллиардные кредиты. Причем с условием, что часть этих денег Египет может не возвращать. Но все это лишь временное латание дыр. Египту надо строить свою экономику.

А как сейчас выстраивает свои отношения с Египтом такая арабская страна, как Катар, где делали ставку на исламистов?

-Катар  - это страна, которая наладила очень тесные связи с организацией «Братья-мусульмане» в Египте, структуры которой существуют и во многих других арабских странах.  Временно «Братья-мусульмане» потерпели  политическое поражение. Катар в этой связи  в данный момент отошел в тень. Но в Катаре тоже этим летом произошли изменения. Эмир этого государства добровольно и по заранее продуманному плану передал власть своему сыну. Таким образом, в Катаре извлекают уроки из происходящего в регионе и хорошо понимают необходимость реформ. В любом случае, пока этому маленькому, но богатому государству ничто не мешает готовиться к проведению Чемпионата мира по футболу, который намечен на 2022 год.

Популярные посты

Эдуард Лимонов
17.01.2018, 11:44
Валерий Савельев
11.10.2017, 23:53
Андрей Нальгин
15.11.2017, 01:02
Иван Преображенский
24.09.2017, 22:54
Леонид Ивашов
20.10.2017, 21:39
Иван Полетаев
06.10.2017, 21:30
Полная версия